Navigation

Как NFT меняет мир искусства

Леандер Херцог, Alp 1637831334 objkt.com / Leander Herzog

Цифровое искусство NFT с помощью блокчейна и криптовалюты намерено произвести переворот на арт-рынке – в том числе и в Швейцарии. Что здесь действительно сдвиг, а что – рекламный трюк?

Этот контент был опубликован 08 августа 2022 года - 05:30
Тоби Мюллер (Tobi Müller)

В интернете почти все начинается с котиков, включая историю NFT. Еще в 2017 году можно было покупать, выращивать и перепродавать цифровых кошек в онлайн-игре «Криптокотики» (Cryptokitties). Оплата производилась в криптовалюте, а именно – с помощью Ethereum, второй по значимости валюте после биткоина. Чтобы торговать цифровым искусством, даже если это просто картинки с котами, нужно свидетельство о подлинности, которое бы подтверждало оригинальность изображения. Таким сертификатом и является знаменитый NFT, Non-Fungible Token – невзаимозаменяемый токен. Технически же это просто ссылка для аутентификации. Теперь ни одна серьезная дискуссия о современном искусстве не обходится без этой аббревиатуры.

Вот и весь обзор короткой истории и сложной технологии. Правда, потом часто возникает вопрос: как же выглядит NFT-искусство? Как технология влияет на эстетику, например в той же Швейцарии?

Один из наиболее известных швейцарских NFT-художников – Леандер Херцог (Leander Herzog), давно занимающийся цифровыми работами, которые раньше назывались просто сетевым искусством. Как и многие NFT-художники, он начинал с дизайна, оформительства и создания вебсайтов. Его цифровые произведения – яркие, абстрактные, минималистичные, эстетичные. И да – они в основном декоративные. В творчестве Херцога знаменитая современная традиция аккуратного швейцарского дизайна встречается с запросом покупателей на искусство, которое визуально успокаивает, а не возбуждает.

Ощущение комфорта часто можно найти в NFT-искусстве, когда растительные структуры сочетаются с цифровыми колышущимися гибридными формами (иные запросы направлены на шутки или непристойности). Однако Леандер Херцог всегда сворачивает раньше – его графическая строгость и абстрактность оказываются помехой на пути к цифровому оазису комфорта.

Леандер Херцог, из серии Agglo objkt.com /Leander Herzog

Работа Херцога Alp 1637831334Внешняя ссылка представляет собой, согласно подписи, минималистичный абстрактный швейцарский пейзаж. NFT-серия под названием Agglo состоит из квадратных анимированных узоров, которые напоминают о временах зарождения компьютерной графики. Технологии футуристические, эстетика – в стиле ретро.

Больше работ из серии Agglo можно увидеть здесьВнешняя ссылка.

Это в определенной степени относится и к серии Returngltf: простые плоские фигуры, вращающиеся в пространстве, скорее всего, напомнят старшим покупателям о цветных пластмассовых деталях, с помощью которых в 1970-е и начале 1980-х годов в начальной школе объяснялась теория множеств. Разве что цвета и формы у Леандера Херцога более красочные, менее резкие и не такие правильные. В его творчестве есть нечто математическое, что, однако, стремится привнести в вычисление индивидуальную выразительность.

Привлечь больше категорий покупателей

Практически каждая NFT-работа, которую мне до сих пор доводилось видеть, запросто могла бы висеть в качестве постера в каком-нибудь дизайнерском бюро. Для анимации же нужны экраны. Это уже поняли производители и теперь активно предлагают соответствующую продукцию – небольшие дисплеи, как в былые времена фоторамки для семейных фото в гостиной, и более крупные настенные мониторы, а также целые серии. Это еще один признак того, что NFT-арт способен охватить более широкую публику, а не только технофриков и коллекционеров. Речь идет о привлечении новых сегментов покупателей, которые до этого мало интересовались искусством.

Все крупные галереи-участники арт-рынка, находящие себе покупателей и коллекционеров на выставках типа Art Basel или Art Cologne, тем не менее, тоже проявляют интерес к NFT-искусству. Создаются новые должности, появляются консультанты и онлайн-издания, пишущие только об NFT – например швейцарский портал artynft.ioВнешняя ссылка. Три молодых человека без фамилий, лишь с именами, делают этот сайт в Цюрихе. В основном там англоязычные интервью с NFT-художниками. Есть особый раздел от «NFT-бабушки». Иконка со старушкой помогает новичкам (или, точнее, «старичкам») войти в курс дела: как повесить NFT-работы в доме? Как их покупать? И что это вообще такое?

Язык и темы таких пока еще небольших ресурсов, как artynft.io, далеки от сопоставимых художественных изданий и критического профессионального дискурса. Можно торжественно считать это снятием элитарных границ для понимания искусства, а можно рассматривать скорее как рекламу. Пока внешне все выглядит так, будто основная задача на данный момент – привлечь на этот рынок покупателей и показать заманчивые перспективы.

Отдельно от традиционного арт-рынка

Для художников и галерей, успешно работающих на привычном арт-рынке, NFT является лишь расширением ассортимента. Высокие цены на NFT-искусство стали реальностью и для тех авторов, которых до этой моды никто не знал. Извечное преимущество любого перехода в онлайн – он так резко снижает расходы на производство, что даже незначительные игроки с маленьким стартовым капиталом могут зайти на этот рынок.

Bunnyman Макса Грютера. Max Grueter

Следуют новым тенденциям и молодые агентства, вроде MetarootВнешняя ссылка из Цюриха, которое организует мероприятия и занимается цифровой коммуникацией. Возраст художника при этом не имеет значения – например, Metaroot делает анимированное NFT из кроличьих скульптур 67-летнего художника Макса Грютера (Max Grüter) и продает их на opensea.ioВнешняя ссылка, одной из крупнейших NFT-платформ.

По веселым пояснительным видео от агентства Metaroot тоже можно опознать раннюю фазу, в которой находится этот рынок, несмотря на порой высокие цены. Речь пока идет не об искусстве, а о технологиях, их возможностях и о том, что теперь участвовать могут все. Раньше это называлось золотой лихорадкой.

На примерах Макса Грютера и Леандера Херцога понятно, что цифровое искусство возникает не просто так, из ниоткуда. Уже почти двадцать лет Грютер создает 3D-скульптуры, которые были выставлены на свободной платформе 3D-Warehouse. Сейчас фокус сдвинулся в сторону рынка, на создание добавленной стоимости. Но и старые достоинства интернета, такие как прозрачность и всеобщая доступность, никуда не делись. Это технологии, без которых никакое NFT невозможно.

Святой дух криптовалют

Потому что даже с NFT стоимостью в миллионы никто не владеет самим изображением. Оно может дальше свободно распространяться. Но продать его может только тот, у кого есть свидетельство о праве собственности, получаемое по ссылке. NFT хранится в так называемом блокчейне – технологии, которую используют и криптовалюты. Блокчейн хранит «товар» децентрализованно, сохраняя каждую транзакцию так, чтобы она была зашифрована максимально надежно – это защищает от мошенничества. А при перепродаже NFT-произведения каждый раз зарабатывает и его автор – это прописано в NFT и не может быть изменено.

С одной стороны, это выглядит как цифровой коммунизм, хотя бы потому что произведение можно увидеть в любой момент. Без институций типа музеев, которые проводят отбор экспонатов, берут плату за вход и для кого-то являются социальным барьером. Вокруг цифрового произведения нет ауры подлинности, нет различий, как между плакатом из музейного магазина и оригиналом под пуленепробиваемым стеклом. И уж точно тут ничего не пропадет из сейфа, во всяком случае – не само творение.

И в то же время ажиотаж вокруг NFT напоминает гиперкапитализм, который призывает отказаться от всего, что связано с регулированием. Новая элита криптобогатых в идеале вообще не имела бы никаких дел ни с банками, ни с государствами.

Новейшая история NFT демонстрирует его двойное нутро: с одной стороны, либертарианское, с другой – левое. Весной 2021 года автор по имени Бипл (BeepleВнешняя ссылка) продал на аукционе «Кристис» NFT-коллаж из 5000 картинок почти за 70 миллионов долларов. Это неожиданно сделало его третьим самым дорогим художником в мире из ныне живущих. Купил произведение некто под псевдонимом «Метакован» (MetakovanВнешняя ссылка), который сам торгует NFT и смог раздуть как цену, так и хайп.

Стоящие, возможно, также немалого труда, картинки Бипла никогда бы не прошли отбор у экспертов из мира искусства. Речь идет о больших деньгах и желании показать хранителям вкуса fuck. Это сочетание напоминает о старой парочке – рок и бунт, из тех времен, когда машины еще не назывались как рок-группы. Деньги и средний палец – в этом всегда что-то есть.

Удивительно, как мятежный дух может трансформироваться чуть ли не в религиозный фимиам. Кто весной 2022 побывал в Калифорнии, Нью-Йорке, Берлине или Лондоне на одном из мероприятий NFT-галереи Bright Moments из Лос-Анджелеса, почувствовал себя словно в церкви. По крайней мере, так было в Берлине, где галерея более двух недель выставлялась в здании бывшей ТЭЦ (CryptoberlinersВнешняя ссылка – проект галереи Bright Moments, когда посетителей в режиме реального времени превращали в цифровые аватарки – прим. ред.).

Моя спутница была кандидаткой в «криптоберлинцы»: словно свет Господень, упал на нее луч софита, когда ее повели снимать образ для проекта. Чуть позже на экране появились минималистичные аватары «новообращенных». При этом играла органная музыка Филипа Гласса, апостола минимализма. Созданные же аватары напоминали компьютерную графику начала 1990-х.

Флер посвященности и чуть ли не религиозного причастия на самом деле маскирует передел власти. Как при любом цифровом перевороте, старые иерархии низвергаются, а на их место приходят новые, часто более крутые, чем предыдущие. NFT-инвесторы получили колоссальные прибыли (см. пример Бипла), NFT-платформа оpensea показала экспоненциальный рост и при этом по объемам продаж уступила Looksrare. Однако после NFT-бума 2021 года сейчас наблюдается резкое падение – до 50% только в первом квартале этого года.

Новая церковь? Мероприятие в NFT-галерее Bright Moments в Берлине. Апрель 2022 года. Tobi Müller

Признаки грядущего финансового кризиса затрагивают не только так называемые фидуциарные деньги, то есть классические денежные потоки. Криптовалюты вроде биткоина и Ethereum подешевели по той же причине, что и многие акции: процентные ставки растут, инвесторы продают активы, курсы снижаются. Известная история. А поскольку криптовалюта стала частью многих инвестиций, эти два рынка уже практически невозможно разграничить. Они слились воедино и оба теряют в стоимости.

По мере того как NFT становятся частью мировых инвестиционных стратегий, многие из них теряют сейчас не только свою пиковую ценность, но и бунтарский рок-н-ролльный статус.

Есть, правда, один способ для NFT и криптовалют вернуть былое доверие, которое они потеряли в том числе из-за высокого уровня мошенничества, – почти 80% NFT-работ, созданных на оpensea, оказались подделками: это были, к примеру, копии известных произведений, но без авторских прав. Решение связано с тем, что энергозатраты блокчейна, в котором хранятся NFT, недопустимо велики.

Проблема заключается в процедуре подтверждения работы (proof of work). Проще говоря, вся транзакция осуществляется через многочисленные узлы в интернете. Это можно было бы разрешить с помощью proof of stake, подтверждения ставки, – когда обеспечение безопасности лишь частично происходит в блокчейне, а вместо этого нужно вносить депозит, stake. Существенное снижение выбросов углерода могло бы спасти сомнительную репутацию этих технологий. Ну или останется только молиться – в церкви или в очередной NFT-галерее.

Статья в этом материале

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?