Navigation

События на площади Тяньаньмэнь с точки зрения Швейцарии

Ровно тридцать лет назад, 4 июня 1989 года, журналисты швейцарского общественного (негосударственного) телевидения ждали в международном аэропорту Цюриха прибывающих рейсом из Китая швейцарских туристов, которые стали первыми свидетелями жесточайшей резни на площади Небесного спокойствия, учиненной китайскими властями с целью подавления демократических студенческих выступлений.

Этот контент был опубликован 04 июня 2019 года - 16:23
Патрик Бёлер (Patrick Boehler), Каролин Хонеггер (Caroline Honegger), Карло Пизани (Carlo Pisani).

Швейцарское международное радио SWI Swissinfo решило «поскрести» по своим историческим сусекам и отыскала уникальные видеокадры, снятые 30 лет назад в аэропорту Цюрих/Клотен. Эти кадры мы предлагаем вашему вниманию: на них запечатлены швейцарские туристы, которые одними из первых смогли рассказать миру о том кошмаре, который творился на площади Тяньаньмэнь.

Напомним, что на самом деле речь в данном случае идет о целой серии протестных акций, продолжавшихся с 15 апреля по 4 июня 1989 года. Главными их участниками были в основном студенты, на 4 июня пришлась трагическая кульминация, когда протестующие были разогнаны с применением танков, в результате чего погибло по разным данным от 200 до 1000 человек. Участники протестов требовали от правящей Коммунистической партии реформ и политической либерализации по примеру мирных революций, произошедших как раз в это время в Восточной Европе. Китай, однако, выбрал иной путь.

Прибывавшие из Китая швейцарские туристы, ставшие свидетелями событий на площади Тяньаньмэнь, стали ценнейшими источниками исторической информации. По свежим следам они смогли предоставить будущим историкам непосредственный взгляд на трагические обстоятельства бойни в центре Пекина. «Внезапно наступил сплошной ужас», — говорит один из швейцарцев в аэропорту. «Проявились армейские подразделения. Студенты стали бросать камни. В первый день солдаты ещё не стреляли, однако на второй день они начали применять по демонстрантам огнестрельное оружие». Еще один швейцарец говорит, что он предложил свои услуги в качестве помощника в одной из клиник, однако от его помощи отказались, несмотря на то, что число раненых и пострадавших зашкаливало за десятки тысяч. «Они сказали мне, что проблем нет и что им не нужна помощь со стороны».

На кону стояли двусторонние отношения

Разгром студенческих выступлений в Пекине стал шоком для многих иностранных журналистов, дипломатов и инвесторов, находившихся в Китае. Эта трагедия стала для ряда правительств поводом и основанием серьезно пересмотреть свои отношения со страной, которая только начинала реализовывать тогда программу всеобъемлющих экономических реформ. Швейцария также находилась в числе этих стран.

На повестке дня для официального Берна оказался порядок продолжения тогда еще относительно скромных по объёму торгового-экономических отношений с Пекином. Найденные в наших архивах материалы показывают, что швейцарское руководство не очень хорошо понимало, что происходит, каковы будут последствия событий на площади Тяньаньмэнь и что эти последствия будут означать для внешнеэкономического курса Швейцарии на китайском направлении.

Именно тогда Швейцария впервые выступила с открытой критикой нарушений прав человека в Китае. Об этом нам рассказывает Ариане Кнюзель (Ariane KnüselВнешняя ссылка), историк и научный сотрудник кафедры новой и новейшей истории Университета города Фрибур. Швейцарское правительство обратилась к властям в Пекине с настоятельной просьбой проявить гуманизм в рамках судебных процессов по итогам событий на площади и не наказывать участников протестов «слишком строго». В качестве же первой непосредственной реакции официальный Берн принял решение заморозить поставки вооружений и товаров двойного назначения в Китай.

С другой стороны, уже тогда выбирая между правами человека и экономическими интересами, власти Швейцарии однозначно становились на сторону развития торговых связей. Берн подчеркивал, что ни о каких экономических санкциях не может быть и речи. Конечно, параллельно был создан постоянный механизм «диалога по правочеловеческой проблематике», который фактически играл роль прикрытия для дальнейшего форсированного развития экономических связей, заинтересованность в которых выказывали и Пекин, и Берн. Другие страны вели себя более жестко по отношению к пекинскому режиму, однако в итоге, как говорит А. Кнюзель, «от временной изоляции Китая Швейцария получила особенную выгоду».

Возникал тогда вопрос и о том, что будет с уже вложенными в Китай швейцарскими инвестициями и не следует ли их списать и забыть о них. Однако Ули Зигг (Uli SiggВнешняя ссылка), большой любитель и коллекционер китайского искусства, основатель Швейцарско-китайской торгово-промышленной палатыВнешняя ссылка и будущий посол Швейцарии в Китае, предостерёг от поспешных выводов. «Разрыв отношений не принес бы никому ровным счетом никакой выгоды, скорее наоборот. А вот если к власти придут сторонники реформ, то я все-таки рассчитываю на оживление уже существующих торгово-экономических отношений».

«Гнев и печаль»

Студенты Цюрихского университета выражались в этом смысле куда более откровенно. «Правительство, применяющее армию против собственного народа, обречено на падение», — заявил один из них, имя которого осталось неизвестным, в интервью швейцарскому национальному телевидению. «Я надеюсь, что демонстранты не сдадутся. Я сам, увы, не знаю, как бы я мог помочь им тут, в Швейцарии». «Гнев, печаль и чувство бессилия», — такими словам описал свои ощущения от произошедшего китайский студент, обучавшийся как раз тогда в Цюрихе. «Я чувствую себя совершенно беспомощным, поскольку даже здесь, в Швейцарии, мы регистрируем усиление репрессий во многих важных общественных сферах Китая».

В сентябре 1989 года группа швейцарских снимающих и пишущих журналистов отправилась в Китай с целью проанализировать инвестиционный климат Китая и то, в каких условиях приходится работать в Поднебесной швейцарским инвесторам. Все опрошенные признавались, что с политической точки зрения ситуация в стране выглядит мрачно, однако экономические рамочные условия переживают заметное улучшение.

«Не обращая внимания на политические риски и неопределенность, официальная Швейцария продолжает обмениваться вежливыми формулировками и рукопожатиями с китайской стороной, делая вид, будто ничего такого особенно за последние четыре месяца в этой стране не происходило», — таков был комментарий одного из журналистов швейцарского национального телевидения. «Проектов реализуется громадное количество, и китайский народ хочет удовлетворения своих растущих материальных потребностей». Одной из сфер такого швейцарско-китайского сотрудничества была сфера отельного бизнеса.

Как установили швейцарские журналисты, за первые месяцы после событий на площади Тяньаньмэнь в недавно построенном отеле сети Mövenpick гостей практически не было. И тем не менее именно в тот момент эта сеть начала в Китае строительство нового отеля, расположенного в очень выгодной близости от Пекинского аэропорта. Общественности отель стал известен под брендом Sino-Swiss Hotel. Впрочем, так поступала вся Европа: первоначальное возмущение государственным террором сменилось всеобщим равнодушием и стремлением «ковать экономическое железо, пока горячо». Инвестиции оказались дороже прав человека и погибших на площади. В год накануне столь жестоко подавленных протестов на Китай приходился только 1% всего швейцарского промышленного экспорта. В 2010 году Пекин в списке важнейших торговых партнёров Швейцарии находится на третьем местеВнешняя ссылка после ЕС и США. 

Все эти годы, разумеется, продолжался и «правочеловеческий диалог» между Берном и Пекином. В начале 2019 года в Швейцарии подошла к завершению очередная программа повышения квалификации китайских руководящих кадров в области правовых основ обеспечения гражданских прав и свобод, организованная швейцарским правительством,. Однако когда дело доходит до очень больших денег, то официальная Швейцария предпочитает забывать о правах человека и агитировать за развитие экономических отношений, мол, за ними последует и политическое сближение, прекрасно понимая, что все это - полная фикция. За примерами далеко ходить не надо: выступая в пользу участия Швейцарии в китайском проекте «One Belt One Road» федеральный президент Ули Маурер, судя по сообщениям СМИ, проблематику прав человека даже не упомянул.

Строившийся в 1989 году новый отель сети Mövenpick был в итоге открыт. Он и сейчас принимает гостей, получив, правда, новое имя и нового владельца, китайский государственный промышленный концерн. У Вас есть что рассказать в связи с событиями на площади Тяньаньмэнь? Вы кого-то узнали на видео? Напишите нам по адресу patrick.boehler(@)swissinfo.ch, или свяжитесь с ним в социальной сети Twitter @mrbaopanruiВнешняя ссылка.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?