Navigation

Женщины и гендерное равенство в стенах музеев Швейцарии

Незаслуженно забытые швейцарские художницы: часть 2.

Картина Евы Эппли «Nyon», 1955 год, уголь на бумаге. Eva Aeppli, Foto: SIK-ISEA, Zürich

Гендерный фактор в искусстве: что стоит на первом плане - качество картин или пол художника? Ясно одно: многие замечательные деятельницы швейцарского искусства 19 и 20 веков были забыты и совершенно незаслуженно. Мы хотим вспомнить их, а затем проанализировать, как женщины в целом представлены в швейцарских музеях и картинных галереях.

Этот контент был опубликован 04 июня 2019 года - 16:17
Эстер Унтерфингер (Эстер Унтерфингер, фото-редакция), Александра Колер (Alexandra Kohler, текст)

Ева Эппли (Eva Aeppli), 1925 – 2015

End of insertion
Ева Эппли (Eva Aeppli) на фоне инсталляции «Десять планет» («Die Zehn Planeten»), выставлена в Museum Tinguely в Базеле. Фото сделано в 2006 году. Keystone / Georgios Kefalas

Активная творческая фаза в жизни художницы начинается примерно в 1950-е годы. Именно тогда Ева Эппли заложила основу своих произведений, отмеченных небывалой интенсивностью ощущений и эмоций. Она родилась в небольшом городке Цофинген (Zofingen, кантон Аргау), выросла в Базеле, однако большую часть своей жизни провела во Франции, куда в 1951 году уехала вместе со своим вторым мужем Жаном Тэнгли (Jean Tinguely), знаменитым швейцарским скульптором, представителем кинетического искусства, вдохновлённого дадаизмом.

В то время она творила, искала и пробовала себя в самых разных направлениях, однако что бы и как бы она ни делала, она всегда относилась к своей работе последовательно и дисциплинированно. Примерно такими же получались и ее театральные куклы, поделки из подручных материалов и картины в стиле фигуративной живописи – все они видели человека в качестве аскетичного, изможденного создания.

В 1960-е годы люди сменились в ее работах черепами, головами мертвецов, потусторонними лицами и целыми грудами мертвых тел. Именно так художница пыталась отразить опыт 20-го века, который впервые стал веком промышленным образом организованного уничтожения людей, будь то войны с их бесчисленными жертвами или концентрационные лагеря. Многие критики упрекали художницу в радикальном пессимизме и в неверии в то, что в человеке есть и позитивная, светлая сторона, не видя в ее работах уникального сочетания условной Ханны Арендт с условным Энди Уорхолом. Начиная с 1980-х годов содержащееся в ее работах моральное послание приобретает все большее значение и все более громкое звучание.

​​​​​​​

Данный материал является второй частью минисерии заметок, играющих роль информационного вступления к большой публикации, запланированной на 7 июня 2019 года. В ней мы постаралась подробно рассмотреть вопрос о том, насколько всеобъемлюще и объективно представлены женщины в музеях Швейцарии.

End of insertion

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?