Navigation

Город Лугано и его сердце из стали

Плавка стали на Юзовском металлургическом заводе, который расположен в городе Донецке, контролируемом пророссийскими боевиками, Украина, 25 сентября 2020 года. Dave Mustaine/Keystone

Швейцарский италоязычный кантон Тичино является крупнейшим мировым центром международной торговли сталью из Восточной Европы. Путинская война и санкции против России не остались без последствий и для экономики юго-восточной Швейцарии.

Этот контент был опубликован 05 апреля 2022 года - 05:00
Федерико Франкини (Federico Franchini)

Манно (Manno), муниципалитет на окраине Лугано. Фирма Severstal Export Gmbh, занимающаяся экспортом и торговлей продукцией черной металлургии, базируется именно тут в неприметном офисном здании. Акции этой компании контролируются «Северсталью» — российским сталелитейным гигантом, принадлежащим олигарху Алексею Мордашову. В 1992 году в возрасте всего 26 лет он стал финансовым директором компании. Сегодня Мордашов возглавляет целую горнодобывающую, банковскую и телевизионную империю, а в 2021 г., по версии Forbes, он был самым богатым человеком России. И вот новый поворот: в начале марта 2022 года он оказался в санкционном списке Европейского союза.

За что? «Он получает прямую выгоду от своих связей с высшим российским политическим руководством», — говорится в официальном заявлении. Сама компания «Северсталь» не дает комментариев, но понятно, что ситуация, в которой она находится сейчас, очень сложная. Швейцария ведь присоединилась ко всем санкциям ЕС и теперь Государственному секретариату по экономическим вопросам (SECO, подразделение Минэкономики Швейцарии) поручено заблокировать все средства, активы и ресурсы, находящиеся в собственности или под контролем физических лиц, компаний или организаций, включенных в санкционные списки. Эхо войны в Украине и санкций против России докатилось и до берегов озера Лугано, вызвав сумятицу на сырьевом рынке кантона Тичино.

Особенно нервничают сегодня все те, а таких немало, кто торгует продукцией черной металлургии из Украины и из России. «24 февраля 2022 г. станет датой, которая поменяет историю даже больше, чем 11 сентября, и последствия ее пока непредсказуемы. Здесь, в Лугано, для многих, кто занимается стальным бизнесом с Россией и Украиной, эта дата означала полную остановку любой деловой активности», — рассказал Swissinfo пожелавший остаться анонимным руководитель одной из компаний, торгующих сталью. Аналогичное мнение высказывает Марко Пассалия (Marco Passalia), секретарь Трейдинговой Ассоциации города Лугано (Lugano Commodities Trading Association / LCTA), которая объединяет предпринимателей, занимающихся бизнесом в этой отрасли. Он рассказывает о «судах, застрявших в портах, о заблокированных кредитных линиях и о компаниях на грани банкротства».

Кризисное совещание

Сталь является стратегическим сырьем. В России же она еще и означает власть! Все основные сталелитейные заводы контролируются там несколькими влиятельными представителями российской олигархии, благодаря чему они скопили для себя несметные состояния. И именно поэтому 15 марта 2022 года Западная Европа решила запретить экспорт российской стальной продукции. Вскоре после этого в Лугано состоялась кризисное совещание ведущих представителей местного трейдингового сообщества. «Несколько дней царила просто паника, никто не знал, что делать. Ведь, с одной стороны, от швейцарских властей никаких четких указаний не было. С другой стороны, легко понять, что значит не выполнить контрактные условия», — пояснил нам Марко Пассалия, секретарь LCTA и координатор тех исторических консультаций.

Виктор Рашников, председатель совета директоров Magnitogorsk Steel (ММК). AFP

М. Пассалия, который сам является менеджером энергосбытовой компании, считает, что сейчас следует учитывать три особенно важных фактора. Во-первых, это введенные с момента начала войны кредитные ограничения. «Многие банковские учреждения еще до войны начали сворачивать свои контакты с обеими странами, заблокировав финансирование сделок купли-продажи ряда российских сырьевых товаров, за исключением газа и нефти», — говорит Марко Пассалия. Во-вторых, по мнению эксперта, это санкции и их проверка, требующая затрат значительных экспертных и административных ресурсов, в-третьих — логистические проблемы, изначально связанные с физическими последствиями военных действий.

Для тех, кто работает с Украиной, проблемы напрямую связаны с войной: большинство сталелитейных заводов находятся на востоке страны — они или окружены, или их производство было перепрофилировано, не говоря уже о том, что все морские порты закрыты, включая истерзанный Мариуполь, который планомерно стирается с лица земли россиянами. Тех же, кто взаимодействует с Россией, помимо трудностей с поиском готовых к отплытию судов, ожидает еще необходимость следить за санкционными списками, в которые буквально каждую неделю попадают все новые и новые имена компаний и фамилии физических лиц, чьи активы подвергаются блокированию.

Кто уже находится под санкциями, а кто еще нет?

Недавно, а точнее, 15 марта 2022 г., в европейском и швейцарском черном санкционном списке оказался и Виктор Рашников, владелец металлургического гиганта ММК, рассматриваемого ЕС и Швейцарией в качестве «источника доходов для правительства Российской Федерации». Об этой новости тут же узнали и в кантоне Тичино, где с 2002 г. расположен трейдинговый филиал компании MMK Steel Trading. Представители фирмы отказались от комментариев. Ситуация у них сложная, это ясно и так, коль скоро санкции также включают в себя заморозку активов, контролируемых лицами, попавшие в санкционные списки, через свои компании. Это означает, что к тому моменту счета ММК уже могли быть взяты на контроль и заблокированы швейцарскими банками.

Однако проблемы возникают не только у тех, кто попал под санкции. Россия вообще в последние годы чувствовала себя в Лугано вольготно, как дома. Здесь расположены трейдинговые компании, которые торгуют сталью, а также углем, никелем, нефтью. И есть среди них, конечно, и компании, которые пусть и не контролируются лицами из санкционных списков, но которые напрямую торгуют сырьем российского происхождения или же имеют в качестве акционеров российских граждан. Возьмем, к примеру, трейдинговую компанию стального гиганта НЛМК или Новолипецкого металлургического комбината, принадлежащую малозаметному «тихому» олигарху Владимиру Лисину. Начиная с 2007 года через компанию NLMK Trading, расположенную в Тичино, торгуется более 30% всей российской экспортной стали. Поэтому ясно, что рано или поздно все эти компании будут санкционированы и могут быть даже заблокированы.

Владимир Лисин, председатель совета директоров Новолипецкого металлургического комбината, в 2018 г. AFP

Это подтверждает Марко Миччике (Marco Micciché), генеральный директор компании Eusider Trading, занимающейся сбытом стали и сырья для производства продукции отрасли черной металлургии. «Большие трудности испытывают даже те, кто напрямую не затронуты санкциями, но все равно имеют дело с Россией, потому что банки накладывают на все такого рода сделки своего рода тотальное торговое эмбарго. Товарные потоки прервались. Мы работаем теперь с другими странами и больше не имеем дела с Россией, слишком велики тут комплаенс-риски». Марко Миччике объясняет далее, что нынешняя политическая ситуация, тем не менее, привела к увеличению спроса на сталь для таких компаний, как его, особенно из-за прекращения поставок из воюющих стран. «Европейская промышленность постоянно нуждается в новой стали, и именно поэтому цены взлетели до небес», — говорит он, но радоваться этому он не намерен. «Это трагедия, настоящее горе. Получать прибыль таким путем? Мы бы этого не хотели».

Мировой центр стального трейдинга

Кантон Тичино куда менее известен в качестве мировой трейдинговой площадки, нежели Женева и Цуг, тем не менее этот кантон является третьим по величине торговым центром Швейцарии. Особенность Лугано как трейдинг-хаба заключается, однако, именно в специализации на торговле сталью. Из 123 компаний, торгующих сырьем и зарегистрированных в Тичино, 51 занимается торговлей полезными ископаемыми и металлами. В этих компаниях работает 575 человек, а всего в этой отрасли в Тичино занято до тысячи опытных специалистов-брокеров. По имеющимся оценкам, эта отрасль составляет 2% от кантонального ВВП и приносит налоговых поступлений в размере порядка 70 млн франков в год.

Отсюда и повод для серьезных опасений. «По крайней мере полтора десятка компаний, тесно связанных с Россией и Украиной, в настоящее время видят, как парализуется их деятельность, опасаясь потери десятков рабочих мест». Лугано как бизнес-хаб немыслим, например, без компании Duferco, которая считается одной из главных мировых компаний по торговле сталью. В Тичино она работает с 1980-х годов. Сегодня Duferco, чей головной холдинг DITH находится в Люксембурге, контролируется китайским гигантом Hebteel, третьим в мире производителем стали. В 2021 г. DITH получила прибыль в размере 255 млн долларов, в основном от деятельности своей компании в Лугано, которая ежегодно продает около 13,5 млн тонн стали. Примерно столько стали ежегодно производит такая страна, как Франция.

Из Донбасса в Тичино

Миноритарный пакет акций (21,5%) холдинга DITH по-прежнему принадлежит первым его итальянским собственникам во главе с основателем Бруно Больфо (Bruno Bolfo). Этот топ-менеджер, который контролирует и другие компании в регионе Лугано, был одним из первых, кто проложил дорогу в страны Восточной Европы. В «лихие» 1990-е он активно работал в России и Украине, где в течение многих лет был эксклюзивным дилером продукции от «Индустриального союза Донбасса», украинской металлургической компании со штаб-квартирой в Донецке, основанной еще в 1995 году.

С тех пор город Лугано стал в среде восточноевропейских производителей почти землей обетованной. В Тичино открылись трейдинговые филиалы многих структур, принадлежащих как российским, так и украинским «олигархам». Такова, например, компания Interpipe Виктора Пинчука, одного из самых богатых и влиятельных людей в Украине. Компания является мировым лидером по производству труб и железнодорожных колес и контролирует две конторы в городке Парадизо, расположенном недалеко от Лугано. Многие топ-менеджеры украинского происхождения также поселились здесь, к примеру Сергей Дынчев. Сегодня он является директором компании Ivancore, специализирующейся на торговле продукцией из сферы черной металлургии.

«С налоговой точки зрения Лугано менее привлекателен, чем другие швейцарские города, но он очень популярен среди жителей Восточной Европы из-за климата, своего менталитета и близости к Италии». Сергей Дынчев тоже рассказывает о многочисленных проблемах, затрагивающих сегодня металло-трейдинговый сектор. «Банки, помимо блокировки кредитов, связанных с Россией, требуют большего покрытия по кредитам из-за колебаний цен на сырье. Таким образом, некоторым трейдерам приходится занимать всё больше средств и поэтому они постоянно ищут наличные деньги». В итоге многие брокеры и дилеры рискуют оказаться просто неплатежеспособными в ситуации резких скачков обменных курсов или цен на сырье.

Достаточно сказать, что после начала российской интервенции в Украину тонна стального рулонного проката подорожала с 600 до 1 400 долларов, а тонна толстолистового проката выросла в цене с 650 до почти 2 000 долларов. Однако помимо всего этого у него есть и другие причины для тревог. «Мы переживаем очень тяжелые времена. Каждый день я пытаюсь связаться с родными, чтобы узнать новости. Ситуация действительно драматичная», — заканчивает он свой рассказ. Его семья находится сейчас в Мариуполе.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?