Navigation

Глобальный налог на прибыли ТНК и перспективы Швейцарии

Глобальное соглашение по режиму налогообложения прибылей транснациональных корпораций, которое главы государств G20 подписали в конце октября 2021 года, отнюдь не положит конец всемирной налоговой конкуренции. Keystone / Roberto Monaldo/lapresse / Pool

Глобальное соглашение по режиму налогообложения прибылей транснациональных корпораций, которое главы государств G20 подписали в конце октября 2021 года, отнюдь не положит конец всемирной налоговой конкуренции, просто эта конкуренция будет выглядеть несколько иначе. А это вполне может сыграть Швейцарии на руку.

Этот контент был опубликован 10 ноября 2021 года - 07:00

Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров. 

Прошлым летом, когда клинические испытания вакцины против Covid-19 еще только начинались, компания Moderna открыла свой первый «региональный центр» за пределами США - в швейцарском городе Базель. Для Швейцарии, которая традиционно пытается привлекать к себе инновационные перспективные компании, особенно в секторе биотехнологий, это событие стало настоящей революцией. Согласно положениям попавшего в интернет текста соответствующего документа, подписанного в апреле прошлого 2020 года, платежи Европейского союза за предварительно заказанную вакцину от Moderna будут проводиться именно через филиал компании в швейцарском Базеле — то есть за пределами ЕС. 

Ключевым фактором в принятии такого решения стало, конечно же, партнерство компании Moderna со швейцарской компанией Lonza, однако швейцарская налоговая система, вероятно, также стала дополнительным и не столь уж неважным стимулом. Ставка корпоративного налога на прибыль в кантоне Базель составляет 13%, в то время как в мире в среднем этот показатель находится на уровне около 24%. Почему в Базеле царят такие выгодные условия? А потому, что тут компания имеет право вычесть расходы на НИОКР и на регистрацию патентов из налогооблагаемой базы. В этой льготе и в других налоговых льготах, призванных привлечь в Швейцарию инновационные компании, нет ничего противозаконного.

Ничего не изменится в этом смысле и в результате глобального соглашения относительно порядка корпоративного налогообложенияВнешняя ссылка, согласованного 136 странами, включая Швейцарию. «Самым большим достижением глобального налогового соглашения является то, что оно было согласовано с таким количеством стран. Но если с помощью этого документа политики хотели положить конец налоговой конкуренции, то, конечно, этой цели они не достигнут», — говорит Дэниел Банн (Daniel Bunn) из американского аналитического центра Tax Foundation.

Глобальное соглашение (PDFВнешняя ссылка) по корпоративным налогам на прибыли ТНК, которое было окончательно утверждено Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) 8 октября и одобрено главами государств G20 в Риме 30 октября, готовилось почти десятилетие. Многими оно воспринято как качественная реорганизация всей международной налоговой системы. Помимо цели сделать так, чтобы транснациональные компании платили налоги там, где они действительно ведут бизнес, это соглашение еще и намерено усложнить компаниям задачу уклонения от уплаты налогов. Теперь ниже минимальной ставки корпоративного налога в 15% они пойти не имеют права.

Внешний контент

Швейцарские промышленные группы и компании нередко утверждают, что это соглашение «наносит удар по мировой конкурентоспособности Швейцарии». Однако исключения и изъятия, которые были сделаны в течение нескольких недель, предшествовавших подписанию окончательного текста соглашения, гарантируют небольшим развитым странами, таким как Швейцария и Ирландия, возможность и дальше привлекать к себе инновационные компании, такие как Moderna, причем не только за счет природных красот и точных поездов. Согласно окончательному варианту соглашения, Швейцария по-прежнему сможет привлекать к себе транснациональные корпорации, но уже несколько иными способами.

Больше не налоговая гавань

Швейцария все еще в массовом сознании фигурирует в качестве «налоговой гавани». Однако в последние годы реальная ситуация претерпела очень сильные изменения. После и по итогам народного референдума в 2019 году страна для начала отказалась от специальных налоговых льгот и привилегий для некоторых холдинговых и домицилированных иностранных компаний. Это заставило кантоны (субъекты федерации), имеющие право устанавливать свои собственные локальные ставки налогов, скорректировать уровень своих уровней корпоративного налогообложения. В Базеле этот показатель съехал с 20,1% до 13%.

«Если в какой-то момент Швейцария и была налоговым убежищем, то сейчас, скорее всего, это уже не так», — говорит Д. Банн. Это, правда, не помешало президенту США Джо Байдену назвать несколько месяцев назад Швейцарию именно таковым. Факт: средняя установленная ставка корпоративного налога в стране составляет сейчас 14,9%, при этом 18 из 26 кантонов Швейцарии взимают этот налог по куда меньшему тарифу. На самой нижней границе этого рейтинга находится кантон Цуг с населением в 130 000 человек, где расположены такие крупные швейцарские транснациональные корпорации, как Glencore, и зарубежные филиалы таких концерном, как Johnson & Johnson и Siemens.

На первый взгляд, Швейцария не очень довольна новым налоговым режимом - в июле Берн поддержал его, но с оговорками. Швейцарский министр финансов Ули Маурер отдельно подчеркнул тогда, что «в окончательной формулировке новых налоговых норм и правил должны быть четко учтены интересы малых инновационных стран». Мартин Хесс (Martin Hess), глава налогового отдела отраслевой ассоциации Swissholdings, заявил порталу SWI, что с «увеличением налогового бремени Швейцария рискует перестать быть привлекательной для иностранного бизнеса с точки зрения налоговых ставок; кроме того, Швейцария, как и раньше, будет оставаться страной с высокими накладными издержками при ведении хозяйственной деятельности».

Это подтвердил и Дитер Вирт (Dieter Wirth), возглавляющий налоговый отдел швейцарского отделения консалтинговой компании PwC и участвующий в деятельности рабочей группы, консультирующей швейцарское правительство по данной сделке. «Налоги вовсе не являются единственным фактором конкурентоспособности Швейцарии, но это все же один из положительных факторов, несколько компенсирующий такие негативные рамочные условия, как, например, очень высокие зарплаты и вообще расходы на кадры и персонал».

Хитрые налоговые вычеты

Общественные организации и группы активистов, такие как НКО Oxfam, утверждают, что шаги, направленные на снятие всех этих опасений, «размыли соглашение и оставили в нем лазейки, которые благоприятствуют прежде всего таким богатым странам, как Ирландия, Сингапур и Швейцария. Если бы это были настоящие 15%, то такое соглашение можно было бы приветствовать, но, увы, это не так», — указал порталу SWI Кристиан Халлум (Christian Hallum, Дания) координатор по налоговой политике НКО Oxfam. «Особенно под конец (консультаций по окончательному тексту соглашения) мы увидели появление лазеек, которые позволяют некоторым компаниям платить намного меньше заявленных 15% за счет разных списаний и исключений».

Одним из таких исключений является substance carve outs, то есть режим, который позволяет компаниям с большими физическими активами, такими как здания и собственно сотрудники в данной стране, переводить как бы на аутсорсинг в данном случае такие технические сегменты бизнеса, которые не входят в основную деятельность данной фирмы или корпорации, сужая тем самым и свою налогооблагаемую базу. Этот инструмент призван провести четкое различие между реальной предпринимательской деятельностью и просто выводом прибыли в выгодные налоговые юрисдикции, что делает его положительным инструментом. В этом убеждена Мона Бараке (Mona Baraké), докторант Налоговой обсерватории Евросоюза (EU Tax Observatory), независимого исследовательского центра при Парижской школе экономики, финансируемого ЕС. 

Важен тут именно фактор снижения налогового бремени, способствующий сохранению своей конкурентоспособности такими странами, как Швейцария и Ирландия, то есть странами, где транснациональные корпорации имеют свои физические офисы и наемных работников. Этот режим явно отличается от ситуации в юрисдикциях с низким или нулевым налогообложением, таких как Каймановы или Британские Виргинские острова. В окончательном варианте соглашения такого рода исключения были сделаны еще более щедрыми и широкими. В июльском варианте налогового соглашения речь шла о вычете из налогооблагаемой прибыли 5% стоимости всех физических активов и фонда оплаты труда (зарплаты) в данной стране. В окончательном варианте соглашения, подписанном в октябре, этот показатель был увеличен до 8% и 10% соответственно. Предусмотрено, правда, что затем в течение 10-летнего переходного периода эта ставка будет постепенно снижаться до 5%. 

Тем самым, по оценкам Налоговой обсерватории ЕС, налоговые поступления Швейцарии сократятся в этой сфере с 7,5 млн евро (7,9 млн швейцарских франков) до 5,9 млн евро за первый год функционирования нового налогового режима. Однако высокие зарплаты в Швейцарии также могут привести и к более высокому уровню налоговых вычетов. Как указывает далее Налоговая обсерватория, данная налоговая ставка не считается слишком низкой до тех пор, пока компании регистрируют свою прибыль в тех странах, где они владеют своим капиталом и нанимают работников. «Возможно, все это и не входило в изначальные намерения ОЭСР, но по факту такой режим все равно создает стимул для поиска выгодных мест для перевода туда своей прибыли», — считает Кристиан Халлум. «ОЭСР, похоже, тем самым говорит компаниям, что вы вполне можете переходить в юрисдикцию с низким налогообложением, но для этого наймите там людей и откройте офис, а не просто учредите почтовый ящик, сделайте там свое местное присутствие реальным и заметным, и все будет ок». 

По его словам, такой режим ставит в невыгодное положение прежде всего более бедные страны, которые в большей степени зависят от доходов от корпоративного налога, коль скоро теперь компании все равно будут искать легальные способы платить менее 15% даже в новых налоговых условиях. Мона Бараке добавляет, что это «может заставить некоторые компании начать завышать объемы и количество своих физических активов и сотрудников или же просто переводить часть людей и активов в страны с низким уровнем налогообложения, такие как Швейцария, потому что там они смогут воспользоваться как раз этим самым налоговым вычетом, с тем чтобы понизить ставку своего налога ниже минимальной ставки в 15%. Также до сих пор не совсем ясно, что представляет собой собственно «реальная деловая активность» в той или иной стране и как надо «активничать», чтобы соответствовать новым требованиям. Списание с налогов расходов на НИОКР может стать еще один новым инструментом налоговой конкуренции, ведь сделать вид, что вы ведете огромную по масштабам научную работу куда легче, чем, например, перевести свои офисные и производственные мощности из одной страны в другую».

Нематериальные факторы

По словам Д. Банна, новое налоговое соглашение также вовсе не требует от некоторых стран отмены определенных видов налоговых практик, что даёт Швейцарии возможности для широкого маневра. Одна из таких практик — специальные налоговые льготы для расходов на регистрацию интеллектуальной собственности, включая патенты и особые кредиты на НИОКР, призванные стимулировать инновационный процесс. Швейцария входит в число 15 европейских стран, где действует именно такой режим налогового патентного благоприятствования. По одной из оценок, в некоторых случаях «патентный налоговый режим» снижает эффективную налоговую ставку на прибыль ТНК до 10%, а это особенно привлекательно для фармацевтических компаний, получающих щедрые роялти именно от лицензирования патентов.

Внешний контент

Паскаль Сент-Аманс (Pascal Saint-Amans), директор Центра налоговой политики и администрирования ОЭСР (Centre for Tax Policy and Administration), письменно подтвердил порталу SWI, что «компании по-прежнему могут иметь право списывать с налогов расходы на патенты (режим patent boxВнешняя ссылка) и получать иные налоговые льготы, но при этом, если эффективная ставка налога опустится ниже 15%, такие компании должны будут покрыть своими налогами возникшую разницу, тем самым кажущиеся налоговые преимущества будут достаточно эффективно нейтрализованы». Мартин Хесс из отраслевой группы Swissholdings считает такой режим «ударом по Швейцарии, поскольку патентные вычеты не смогут больше быть использованы в качестве налогового стимула, а это может навредить инновациям». 

НКО Oxfam видит ситуацию иначе. «Нас беспокоит то, что в этом случае компании, официально привлеченные в данную страну возможностью патентного вычета, все равно будут платить меньше 15% за счет списания с налоговой базы материальных активов по линии оптимизации налога на имущество, а это как раз и даст компаниям новые возможности ухода от „лишней“ налоговой нагрузки». Д. Банн разделяет некоторые из этих мнений. «Я не хочу быть настолько уж циничным, чтобы сказать, что все это игра, но это очень близко к этому», — говорит он. «Если новая общая минимальная эффективная ставка налога составляет 15%, то у компаний есть причина пытаться найти эти 15%, где бы они ни находились, даже в стране с высоким уровнем налогообложения».

Именно поэтому профессор Нью-Йоркского университета Асват Дамодаран (Aswath Damodaran) говорит, что, сосредоточив все внимание на налоговой ставке, мы упускаем из вида общую картину. «Правительства во всем мире в целом не считают налоговую систему инструментом для сбора доходов. Они используют налоговый кодекс для поощрения того, что они считают хорошим поведением, и наказания того, что они классифицируют как плохое поведение, и это проблема», — указал он в интервью SWI.

Неопределенное будущее

Министр финансов Швейцарии Ули Маурер (Швейцарская народная партия, SVP) заявил в начале октября 2021 года, что «в конечном итоге корректировки (в налоговом режиме Конфедерации) будут не такими большими, как мы опасались». Хотя все детали еще предстоит проработать, тем не менее уже в целом ясно, что в соответствии новым с пороговым значением ОЭСР в 15% ставка корпоративного налога затронет только компании с прибылью от 750 млн евро в год. По оценкам швейцарского министерства финансов, в Швейцарии это коснется двух сотен компаний со штаб-квартирой в этой стране. Также, вероятно, будут затронуты несколько тысяч расположенных в Конфедерации дочерних предприятий иностранных компаний. Для сравнения, консолидированный доход концерна Moderna в 2020 году составил 803 миллиона долларов. 

Также новым налоговым порядком могут быть затронуты такие крупнейшие швейцарские транснациональные корпорации, такие как Nestlé, Novartis и Roche. Но не они как раз определяют экономическое лицо страны, а мельчайшие, малые и средние компании, а они-то вроде бы останутся «под радаром». Банковский и горнодобывающий секторы также будут исключены из нового налогового режима. И все же у некоторых экспертов существует остаточные опасения, что новый налоговый режим может оказать некое негативное влияние на Швейцарию как на мировую деловую площадку, особенно в таких отраслях, как фармацевтика, на которую приходится почти половина швейцарского экспорта (в стоимостном выражении). «Чтобы оставаться привлекательной, Швейцарии придется опять заново изобретать колесо», — говорит Мартин Хесс. Впрочем, в последние 180 лет Швейцария только этим и занимается. Не впервой!

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?