Navigation

Др. Шарлотта Блаттнер (Charlotte Blattner), премированный рядом профессиональных премий и наград специалист в сфере разработки правовых основ защиты интересов животных из Бернского Университета. zVg

Народная законодательная инициатива требует запретить в Швейцарии опыты на животных и на людях. Однако даже этот законопроект, будучи принятым, не даст животным полной защиты их интересов. Таково мнение швейцарской юриста.

Этот контент был опубликован 14 января 2022 года - 07:00
Флавия фон Гунтен (Flavia von Gunten)

Перевод: Юлия Немченко, редактор: Надежда Капоне. 

В Швейцарии сейчас идет новый раунд прояснения базовых основ социальных отношений людей и животных. Происходит это в формате прямой демократии при помощи народных законодательных инициатив: на федеральном уровне речь идет, в частности, о запрете опытов на животных и людях. Впереди также голосование по инициативе о порядке и условиях промышленного содержания сельскохозяйственных животных (референдум состоится осенью 2022 года). Кроме того, в кантоне Базель-городской уже 13 февраля 2022 года народ будет голосовать по вопросу о том, должны ли быть закреплены в конституции кантона базовые социальные права животных-приматов. 

Сферы, в которых данными инициативами предполагается отрегулировать отношения человека и животных, находятся на первый взгляд очень далеко друг от друга, однако все эти законодательные акты опираются на один и тот же базовый принцип: люди доминируют над животными и имеют право использовать их по своему усмотрению и для своих целей. Критики говорят, что люди ставят свои архаичные потребности в мясе, молоке, яйцах и шерсти выше права животных на жизнь без страдания и боли, да и просто права на жизнь. Именно поэтому они требуют более точного использования юридических терминов, предпочитая говорить о действующем в Швейцарии «Законодательстве об использовании животных» (Tiernutzungsgesetz), а не об их «защите» (Tierschutzgesetz). 

Размышление о природе человека

Самый первый закон о защите животных был издан в Англии в 1822 году. Согласно этому закону, который по имени депутата Ричарда Мартина (Richard Martin) именовался Martin’s Act, жестокое обращение с животными — коровами, волами, лошадьми и овцами — каралось штрафом. В основе этого закона находился не только вопрос защиты животных, но и размышление о природе современного человека. Впервые общество пришло к мысли о том, что тот, кто проявляет жестокость к животным, будет способен поступить точно так же и с ближним своим. «Подобные антропоцентрические мотивы лежат и в основе нынешнего законодательства о защите животных», — говорит др. Шарлотта Блаттнер (Charlotte Blattner), премированный рядом профессиональных премий и наград специалист в сфере разработки правовых основ защиты интересов животных. 

Соответственно она выступает и за скорейший запрет опытов на животных в Швейцарии. «С точки зрения этики опыты на животных давно уже являются спорным вопросом», — отмечает она. «Животных разводят, растят и тренируют для тех или иных целей. Единственный смысл их жизни и единственное оправдание их права на существование — роль подопытных существ. Их содержание в клетках в стерильной атмосфере лабораторий вряд ли соответствует их разнообразным базовым потребностям, включая физическое движение, социальные контакты и в целом свобода самоопределения».

Ш. Блаттнер считает, что, затрагивая тему опытов на животных, стоит задуматься не только над условиями содержания животных, но и над тем, какую пользу обществу приносят опыты над ними. «Исследования показывают, что более 95% всех медикаментов, разработанных с использованием опытов на животных, оказываются непригодными для человека», — говорит эта юрист. В сфере науки это сейчас, по ее мнению, «общепризнанный консенсус». Да, швейцарское Федеральное ведомство по вопросам безопасности пищевой продукции и ветеринарии (Bundesamt für Lebensmittelsicherheit und Veterinärwesen BLV) не в состоянии подтвердить эти цифры, но только потому, что оно само не располагает соответствующими статистическими данными. 

«Действительно, доля медикаментов, которые проходят клинические испытания на людях и животных и впоследствии не доходят до рынка, достаточно велика», — указывает BLV в ответ на запрос портала SWI swissinfo.ch. Однако негативные результаты тестирования какого-либо вещества или препарата на человеке могут быть вызваны самыми разными причинами, которые не обязательно связаны с неправильными прогнозами, сделанными на основе результатов опытов, проводимых на животных. «Исследовательские программы нередко закрываются из-за того, что изменились рыночные перспективы, например, если конкурент оказался более проворным».

«За» или «против» среди неравных

Швейцарское законодательство о защите животных предписывает, что опыты на них проводиться с разрешения курирующих кантональных властей, чаще всего это ветеринарные службы и ведомства. В основе процедуры принятия решения за или против проведения опыта лежит юридическое понятие Güterabwägung / Degré de gravité et pesée des intérêts, которое не так-то просто перевести. По сути это правовой и этический метод «взвешивания на весах», с одной стороны, интересов и блага общества, а также масштабов того, в какой степени данный опыт пополнит копилку наших научных знаний, а с другой стороны, интересов животных, их права быть защищенными от стресса, страха и унижений. Если перевешивает первое, то разрешение выдается. С точки зрения правоприменения здесь, однако, по мнению Шарлотты Блаттнер, существуют значительные недостатки. 

«С теоретико-правовой точки зрения практика Güterabwägung требует, чтобы швейцарские законодатели изначально рассматривали интересы людей и животных в качестве принципиально равных по своему значению и характеру благ. Но на практике так бывает лишь в очень редких случаях. Для тщательного „взвешивания“ и „сопоставления“ всех за и против для начала должны быть установлены масштабы предполагаемых пользы людям и вреда животным. Вред, наносимый животным, в большинстве случаев можно определить довольно точно на основе четких критериев. Например, мы знаем: у нас есть 50 голов животных одного вида, и им всем будут определенное время причиняться страдания так называемой „третьей степени тяжести“ (Schweregrad 3.). А вот как определить пользу для общества? Эквивалентной классификации тут до сих пор нет». 

Проблематичен весьма и процесс мониторинга соблюдения принципа адекватности и пропорциональности. «Как конкретно нам следует сопоставлять и взвешивать интересы людей и животных, не рискуя при этом, будучи человеком, автоматически и однозначно рассматривать наши собственные интересы в качестве фундаментально более важных? Тут все еще не существует никаких инструкций и наставлений. Поэтому и неудивительно, что практически на все ходатайства относительно запланированных опытов власти дают позитивное заключение. В частности, в кантоне Фрибур в 2020 году было отклонено только пять запросов, а разрешения были выданы на проведение 68 опытов».

Что означает «принцип трех R»?

Термин «3R» основан на первых буквах английских слов replace (заменять), reduce (сокращать) и refine (улучшать / совершенствовать).

Цель реализации этого принципа заключается в том, чтобы постепенно и во все большей степени заменять опыты на животных альтернативными методами, сокращать число используемых животных и улучшать условия, в которых проводятся опыты.

End of insertion

А что Федеральное ведомство по безопасности пищевой продукции и ветеринарии (BLV)? Оно считает, что швейцарская практика сопоставления и взвешивания интересов людей и животных вполне даже не выходит за пределы действующего законодательства. «Не стоит забывать, что данный орган исполнительной власти, дающий такое разрешение, прежде чем принять соответствующее решение и дать или не дать свое „добро“, при необходимости может потребовать усовершенствования и улучшения условий проведения опыта в части величины стрессовой нагрузки на животное».

Но при этом ясно так же, что корректное применение «принципа 3R» должно было бы вести не только и не просто к неким «усовершенствованиям», но и к активному поиску и применению альтернативных методов. Некоторые заявки и ходатайства, как следует из информации BLV, были отклонены именно потому, что власти сочли их не заслуживающими одобрения в соответствии с духом и буквой правового принципа Güterabwägung. 

Если же на референдуме 13 февраля упомянутая инициатива будет принята, то практика «сопоставления степени пользы и вреда» будет отменена, коль скоро все опыты на животных будут безоговорочно запрещены. При всех преимуществах, которые мог бы принести запрет, Ш. Блаттнер видит здесь и серьезный недостаток. Она считает, что стоило бы оставить ученым возможность проведения осторожных и неинвазивных исследований, но не на людях и животных, а как бы в присутствии людей и / или животных, например в рамках этнографических проектов. «Этот формат даст нам новые важные сведения об уважительном обхождении с животными и об основах справедливого сосуществования животных и людей».

Животным — базовые конституционные права?

Для эффективной и всесторонней защиты интересов животных, действующей не только в определенных областях, таких, как, например, проведение опытов на животных, необходимо введение их основных конституционных прав в тексты соответствующих Основных законов. «Такие права защищали бы их фундаментальные интересы, в том числе право на жизнь, а также на физическое и психическое здоровье». На это собственная и направлена законодательная инициатива, по которой народ будет в феврале голосовать в кантоне Базель-городской. В составлении каталога социальных прав приматов участвовала и Шарлотта Блаттнер. 

Согласно тексту законопроекта, все базовые права и принципы в области защиты интересов животных должны быть защищены в формате конституционного акта, а практика «сопоставления и взвешивания» интересов людей и животных должна реализовываться «объективно». Идентичные решения принимаются сейчас уже и в других развитых странах Запада. Например, в Нидерландах с 2016 года действует программа разработки методов научных исследований без опытов на животных. Ш. Блаттнер считает, что власти Швейцарии обязаны также взять на себя такую же обязанность. «Швейцария принадлежит к государствам, которые относительно своего ВВП проводят самое большое количество научных исследований. В соответствии с этим она могла бы сама инициировать в формате „сверху вниз“ гораздо больше инициатив, вместо того чтобы перекладывать все риски и сложности исключительно на самих ученых».

Ш. Блаттнер считает, что швейцарская инициатива могла бы улучшить положение некоторых животных в других странах, прежде всего, из-за запрета на ввоз в Конфедерацию видов продукции, для производства которых опыты на животных системно необходимы. Кроме того, сама Швейцария могла бы послужить образцом для других стран. Ш. Блаттнер делает ставку, тем самым на госрегулирование, что вполне вписывается в господствующий сейчас на Западе нарратив. «Ну, а зачем тогда запрещать, скажем, сексуальные домогательства, если за границей они все равно совершаются?». Остается подождать, как пройдет референдум 13 февраля 2022 года. По традиции швейцарские избиратели принимают решения, ориентированные прежде всего (какой сюрприз) на интересы своей экономики, а фармацевтический сектор, для которого опыты на животных жизненно важны, относится к ведущим отраслям экспортной промышленности Швейцарии.

Реализация народной законодательной инициативы «В пользу запрета опытов на животных и людях» весьма сильно и негативно отразилась бы на всей системе здравоохранения Швейцарии. Об этом предупреждает представитель швейцарской ассоциации работодателей economiesuisse Энзар Кан (Ensar Can). В интервью с нами он пояснил, почему его организация ведет кампанию против этой инициативы, вынесенной на всенародное голосование 13 февраля 2022 года. Подробности ниже по ссылке.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?