Navigation

«Нелегальные дети» и подпольные школы на выставке в музее Ла-Шо-де-Фона

Предполагается, что в начале 1970-х гг. в Швейцарии насчитывалось до 15 000 детей-нелегалов. Aline Henchoz

Во второй половине 20 века проблема социальной интеграции зарубежных гастарбайтеров в Швейцарии носила особенно острый характер, в том числе и в части школьного образования их детей. Часто такие дети находились в стране незаконно, поскольку нанятые в Швейцарии сезонные рабочие не имели право на воссоединение семей.

Этот контент был опубликован 12 августа 2022 года - 07:00

А значит, в официальные школы такие дети ходить тоже не могли. И если они и смогли получить более или менее нормальное школьное образование, то только благодаря мужеству и энтузиазму людей, которые, вопреки всему, организовывали для таких детей настоящие подпольные школы. В июне 2022 года в Историческом музее города Ла-Шо-де-Фон в кантоне Невшатель открылась выставка, посвященная этой, безусловно, не самой блестящей странице новейшей истории Швейцарии.

Директор музея Франческо Гаруфо (Francesco Garufo) подчеркивает, что цель экспозиции под названием Enfants du placard; à l’école de la clandestinité («Дети из шкафа, или Обучение в подпольной школе»)Внешняя ссылка состоит в том, чтобы «предоставить слово тем, у кого раньше не было возможности высказываться, то есть детям, мальчикам и девочкам, вынужденным тогда жить в Швейцарии нелегально, потому что у их родителей было разрешение только на сезонную работу без права на воссоединение семей».

Фрагмент телепередачи франкоязычного телевидения RTS от 1969 года, в котором журналист побывал дома у сезонных рабочих с маленькими детьми. Место встречи не раскрывается:

В самом деле, печально известное «разрешение на пребывание категории А» (особый миграционный статус «сезонный рабочий»), отмененное в 2002 г. с вступлением в силу режима свободного передвижения физических лиц между Конфедерацией и ЕС, как раз такого права не предоставляло. Многие родители, «отрабатывавшие сезон» в Швейцарии, были вынуждены оставлять своих детей на родине, где о них заботились другие члены семьи. Но зачастую подобное расставание было слишком болезненным, поэтому часто такие сезонные рабочие, в основном из Италии, Испании и Португалии, тайно привозили своих детей с собой, нарушая действующее законодательство Швейцарии.

Все разнообразие пережитого опыта!

Точных данных о масштабах этого феномена ни у кого нет именно из-за его нелегального характера. Но предполагается, что в начале 1970-х гг. в Швейцарии насчитывалось до 15 000 детей-нелегалов. Такой пусть даже приблизительный подсчёт, безусловно, все равно дает первое представление о том, какому количеству несовершеннолетних детей приходилось жить «в подполье» вплоть до 2002 года, когда прежний миграционный режим был отменен. «Будь осторожен», «Ни с кем не разговаривай», «Не шуми» — на одном из стендов выставки воспроизведены фразы, которые, наверное, все мы слышали в детстве. Но для тех мальчишек и девчонок они имели особое значение, потому что для них быть обнаруженными часто означало перспективу высылки из страны.

«Существовало много способов приспособиться к такому подпольному существованию, и это не всегда были мрачные истории» Aline Henchoz / Museo di storia La Chaux-de-Fonds

«Однажды мы чего-то уж очень расшумелись, и кто-то из соседей настучал», — вспоминает Рафаэль, один таких «детей из шкафа». Пришел полицейский, но он по счастью проявил понимание и, войдя в квартиру, многозначительно сказал родителям Рафаэля: «Скажем так, тут у нас нет никаких детей..». И ведь не соврал — дети как раз прятались в соседней комнате, а в этом помещении их и в самом деле не было. «Найти людей, готовых поделиться такими воспоминаниями, было непросто», — рассказывает Сара Киани (Sarah Kiani), курирующая в университете Невшателя под руководством профессора Кристины Шульц (Kristina Schulz) исследовательский проект Schrankkinder («Дети из шкафа»).Внешняя ссылка

На указанной выставке в Историческом музее Ла Шо-Де-Фон как раз и представлены первые результаты проекта. «Многие отказывались говорить с нами из-за чувства стыда, от которого они не могли избавиться даже годы спустя», — поясняет Сара Киани. Впрочем, среди собранных свидетельств можно найти не только грустные или тяжёлые сюжеты. «Существовало много способов приспособиться к такому подпольному существованию, и это не всегда были мрачные истории», — подчёркивает Сара Киани. «Цель данной выставки также состоит в том, чтобы отразить все разнообразие пережитого этими детьми опыта», — подтверждает Франческо Гаруфо.

Ящики как парты

К счастью, в этих историях и переживаниях есть один общий знаменатель, который сразу бросается в глаза: речь идет о роли дошкольного и школьного воспитания и образования. Неслучайно на выставке этой теме уделено относительно много внимания. Сегодня такие права, как право на воссоединение семьи, а также на доступ к образованию чётко закреплены в Конвенции ООН о правах ребёнка. Однако этот документ был принят относительно недавно (в 1989 г.), а Швейцария его ратифицировала и того позже, только в 1997 году, обеспечив себе оговорки и исключения в вопросе воссоединения семей мигрантов.

Однако и в такой ситуации были свои возможности. В 1971 г. в кантоне Во в городе Ренан (Renens) местная ассоциация мигрантов открыла для детей-нелегалов первый «специальный класс». В следующем году в кантоне Невшатель две подруги организовали свою подпольную школу, которая, правда, проработала только два года. В качестве парт они использовали ящики, вынесенные с сигаретной фабрики Brunette. Несколько лет спустя, уже в начале 1980-х гг., в городе Ла-Шо-де-Фон местная учительница Дениз Реймон (Denyse Reymond) основала ещё одну школу, впоследствии названную l’Ecole MosaïqueВнешняя ссылка и существующую по настоящее время.

На выставке воссоздан даже один класс этой школы с тетрадями посещавших её учеников, их рисунками и т. д. Уроки Дениз Реймон могли посещать все дети, бывшие на нелегальном положении. Занятия проводились бесплатно, что было немаловажно для семей, которые уж точно не купались в деньгах. Средства, необходимые для покрытия текущих расходов, собирались за счёт пожертвований. «Эти дети не знали, куда идти, и когда я вместе с дочерью основала эту школу, мы сами сначала ходили искать будущих учеников, вытаскивая их из разного рода убежищ», — рассказывала Дениз Реймон в архивном уже репортаже швейцарского франкоязычного телеканала RTS.

…и образование для всех!

«Помимо основной задачи, заключающейся в обучении детей, эти школы также выполняли важную функцию двери в мир, открывавшей и им, и их семьям доступ к медицинским, в том числе и стоматологическим, услугам, а также культурным и спортивным мероприятиям», — рассказывает Сара Киани. Власти в целом знали о существовании подобных школ, но по крайней мере в Невшателе и Женеве они предпочитали смотреть на ситуацию сквозь пальцы. Такая «серая зона закона» существовала до 1990 г., когда эти два кантона первыми в Швейцарии приняли фундаментальное решение о том, что право на школьное обучение имеет приоритет над миграционными правилами. Таким образом, общественные школы в Швейцарии официально открыли тогда свои двери для детей-нелегалов.

Миграционный статус «сезонный рабочий»

В официальном Историческом словаре Швейцарии (Historisches Lexikon der Schweiz) говорится, что «введенный в 1931 г. на основании Федерального закона „О правовом положении иностранных граждан и об условиях их пребывания и проживания в Швейцарской Конфедерации“ (Bundesgesetz über Aufenthalt und Niederlassung der Ausländer), этот миграционный статус был элементом, с одной стороны, общей политики, направленной на обеспечение определенной миграционной гибкости рынка труда, объективно необходимой для удовлетворения внутренних потребностей экономики страны, но, с другой стороны, он преследовал цель не допустить возникновения в стране „иностранного перенаселения“ (ausländische Übervölkerung)».

End of insertion

В последующие годы такие же решение приняли и остальные кантоны, с учетом того, что в 1997 году Швейцария ратифицировала уже упомянутую Конвенцию ООН о правах ребёнка. В 2002 году вступил в силу режим свободы передвижения между Швейцарией и ЕС, и, казалось бы, проблема детей-нелегалов должна была бы быть решена автоматически. Но этого не произошло до сих пор. По оценкам Государственного секретариата по делам миграции (SEM, подразделение Минюста) в 2015 г. в Швейцарии проживало от 50 000 до 99 000 человек без официального вида на жительство, среди них и много детей. И хотя доступ к образованию им гарантирован, все равно миграционная ситуация этих несовершеннолетних лиц остается неопределённой.

Четыре года назад швейцарские правые в федеральном парламенте предложили создать в сфере образования банк данных для обмена информацией между миграционными ведомствами всех сопредельных со Швейцарией стран. Данная мера, если бы она была реализована, могла бы заметно затруднить детям без документов доступ к школьному образованию. Правда, позже это предложение было отозвано_ и гроза прошла стороной. «По сравнению с 70-ми и 80-ми гг. ХХ века содержание этой проблемы заметно изменилось, но сама она отнюдь не теряет своей актуальности», — отмечает Франческо Гаруфо. «История „детей из шкафа“ еще раз побуждает нас задуматься о том, насколько и сейчас важны для молодых мигрантов шансы в плане доступа к нормальному образованию». Выставка в Историческом музее города Ла-Шо-де-Фон Enfants du placard; à l’école de la clandestinité («Дети из шкафа, или Обучение в подпольной школе») продлится до марта 2023 года.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Примите участие в дискуссии

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?