Navigation

Эпидемии проходят, но страх перед ними остается

Ограничения на перемещение, подобные тем, которые были введены в Санкт-Морице в январе 2021 года, – это часть известных со времен Средневековья мер по сдерживанию эпидемии. Keystone / Giancarlo Cattaneo

Благодаря прогрессу в сфере медицины мы почти забыли, что на протяжении долгих столетий Запад противостоял эпидемиям. Тем не менее пандемия коронавируса напомнила о том, что человечество по-прежнему уязвимо, а заодно пробудила древние страхи, отмечает историк медицины Ален Боссон (Alain Bosson).

Этот контент был опубликован 06 декабря 2021 года - 05:00

Перевод Лейлы Бабаевоой, редактор Надежда Капоне

Вот уже два года, как пандемия меняет жизнь людей, а различные меры, за которые ратуют власти – изоляция и вакцинация – делят общество на разные лагеря. Как бы там ни было, население не впервые сталкивается со страшными эпидемиями. Что же мы можем вынести из сегодняшнего опыта, учитывая уроки прошлого? Ответ на этот вопрос и пытается найти Ален Боссон.

swissinfo.ch: Какой период, с точки зрения историка, является ярким примером эпидемии?

Ален Боссон: Период чумы в Средневековье. Западная Европа, не знавшая этой напасти с VI века, пережила первый апокалиптический период в 1347-1351 гг. В некоторых регионах чума тогда убила от 30% до 50% населения. Позднее эпидемия периодически возвращалась, вплоть до XVIII века.

Вспышки чумы вынудили правительства отреагировать. Было отмечено, что определенные меры – изоляция больных, карантин и ограничение передвижения – помогают сдержать распространение чумы. Впоследствии вошло в обыкновение реагировать так же во время других эпидемий.

Таким образом, для историков в этом мире нет ничего нового. Сегодня мы так же волнуемся и наблюдаем такое же поведение, как и раньше.

Сегодняшнюю пандемию часто сравнивают с пандемией испанского гриппа в конце Первой мировой войны. Чем они похожи и чем отличаются?

В обоих случаях речь идет о пандемии, то есть об эпидемии, которая быстро охватывает весь земной шар, чего не случалось во время чумы. Также сравнимы масштабы случившегося: например, в Швейцарии, согласно оценкам, в 1918-1920 гг. испанским гриппом заразились от трети до половины населения, что составляет громадный процент заболеваемости, намного больше, чем у коронавируса.

Сходство заканчивается на том, что испанский грипп вызывал намного больше беспокойства. В то время люди не имели представления о том, с чем имеют дело, поскольку человечество еще не знало о существовании вирусов. Поначалу часть населения полагала, что речь идет о новой форме чумы. В наше время мы намного больше знаем о коронавирусе, хотя известно еще далеко не все.

Кроме того, показатель смертности был намного выше, а умирали прежде всего люди в возрасте 20-35 лет, а не пожилые, как, судя по всему, происходит в случае с коронавирусом. Читая газеты того времени, узнаешь об ужасных трагедиях, когда умирали родители, а дети и дедушка с бабушкой оставались в живых. Тогда происходящее вызывало большую тревогу, так как болезнь уносила работоспособную часть населения.

Ален Боссон – доктор исторических наук, преподает историю Нового времени в университете Фрибура, а также историю в лицее (вторая ступень среднего образования). Он – автор нескольких книг, все они посвящены истории медицины, в основном в кантоне Фрибур. Его последний труд рассказывает о фрибурских фармацевтах от Средневековья до Французской революции 1789 года. Alain Bosson

И все-таки кажется, что сегодня люди больше паникуют, чем сто лет назад…

Мы живем в современных или постсовременных обществах, в которых здоровью придают большое значение. Семьи платят огромные суммы за медицинскую страховку, и эти расходы соответствуют высоким ожиданиям от системы здравоохранения.

В начале XX века ожидаемая продолжительность жизни составляла 45-50 лет, а сегодня – более 80-ти. Непредвиденные обстоятельства, такие как детские болезни, уносили жизни многих малышей. Позднее показатели смертности снова вырастали – в возрасте около 50-ти лет. Можно назвать это фатализмом, но люди часто жили с мыслями о смерти.

Это не означает, что люди оставались совершенно невозмутимыми. Испанский грипп внушал настоящий страх, так как от него люди умирали в страшных мучениях. Население было охвачено тревогой, но ему приходилось с этим считаться. В наше время люди реагируют намного эмоциональнее, но это соответствует особенностям нашего общества, для которого смерть стала практически табу.

Вакцинация вызывает сопротивление, даже враждебность у части населения. Так было всегда или это новое явление?

Сопротивление было с самого начала. В Европе начали вакцинировать, чтобы справиться с оспой – ужасной болезнью, унесшей жизни десятков миллионов человек за прошедшие столетия. Для прививки использовали ослабленную форму заболевания, вакцинация стала как бы чудесным решением, но о вирусах еще ничего не было известно, и этот метод был основан на правильных догадках, хотя и без научного подтверждения. Врачи только констатировали, что прививка стимулирует реакцию иммунной системы. Такой подход был сопряжен с риском, и не каждый отваживался на это в XIX веке.

Работы Луи Пастера, посвященные вакцине от бешенства, позволили лучше разобраться в этом явлении, и стали началом современной иммунологии. Несмотря на это открытие, первые попытки создать вакцину от туберкулеза, предпринятые Робертом Кохом в Германии, окончились неудачно, нередко это приводило к смертельному исходу. Таким образом, история вакцинации включает примеры риска и сомнений, которые остались в нашем коллективном подсознании. 

Наверное, этим и объясняется трудность введения обязательной вакцинации.

Правительство Швейцарии всего один раз попыталось ввести обязательную вакцинацию – в 1879 году, посредством Федерального закона об эпидемиях. В 1882 году прошел референдум, на котором этот закон отклонили 80% проголосовавших, в особенности из-за обязательного характера вакцинации.

Попытки сделать прививки обязательными предпринимались и в отдельных кантонах. Во Фрибуре, например, это правило было введено 14 мая 1872 года. Однако нежелание населения было столь велико – вакцинировалась лишь малая его часть, – что от новой меры быстро отказались.

Можно предположить, что эти события надолго «вакцинировали» власти, если можно так сказать, от любых идей сделать вакцинацию обязательной, и она остается медицинской процедурой, для осуществления которой необходимо согласие пациента.

Однако в истории вакцинации есть также примеры оглушительного успеха.

После Второй мировой войны человечеству действительно удалось победить полиомиелит и оспу. Это – невероятные успехи, которые необходимо связать с историческим периодом, когда медицина достигла высокого уровня развития. В 1967 году, например, хирург-трансплантолог Кристиан Барнард выполнил первую в мире пересадку сердца от человека человеку. Это была эпоха, когда медицина добилась блестящих успехов и когда люди полагали, что она вылечит практически все. Население испытывало большое доверие к врачам.

Однако это доверие снизилось в 1980-х годах на фоне эпидемии СПИД, которая в определенной степени напомнила об ограничениях медицины. Именно в этот период снова начали использовать терапевтические подходы, которые представляли как более естественные. В качестве примера можно привести открытие роддомов, чтобы избежать необходимости рожать в больницах. В это время росло недоверие к вакцинации со стороны приверженцев медицины, более близкой к природе.

И именно с этого времени заявления врачей и органов здравоохранения все больше подвергают сомнению?

На самом деле вплоть до 1980-х годов к позиции медиков все еще прислушивались. В 1960-х годах было немыслимо, чтобы пресса подвергала сомнению мнение, высказанное специалистом. В целом заявления властей не оспаривались.

В наши дни мы понимаем, что любая научная истина может стать предметом обсуждений. В случае с вакцинацией все сводится к вопросу «верите ли вы в действенность вакцин?». Конечно, это правильный настрой, когда человек не принимает все за чистую монету и склонен относиться к происходящему гораздо более критически, чем раньше. Однако мы вынуждены с сожалением отметить, что в дискуссиях часто принимают участие люди, которые не в состоянии оспорить четко установленные и определенные научные факты.


В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?