Navigation

Почему Швейцария не хочет вступать в Евросоюз?

В 2021 году Швейцарская народная партия (SVP) отметила поражение проекта подписания Рамочного соглашения с ЕС традиционным швейцарским костром. Такие костры, расжигаемые на вершинах гор, раньше служили способом коммуникации и предупреждения об опасности, сегодня они неотъемлемая часть торжеств по случаю Дня Первого Августа, национального праздника Швейцарии. На фото: регион Моршах (Morschach), кантон Швиц, 26 июня 2021 года. Keystone / Urs Flueeler

На самом деле ЕС в тайне предполагал, что Швейцария рано или поздно все равно вступит в этот клуб, и только потому он и согласился на этот муторный и сложный «особый путь» и «билатеральный формат» кооперации. Факт, однако, состоит в том, что Швейцария, страна в самом сердце Европы, не только не мечтает о вступлении в Евросоюз, но, напротив, она все дальше и дальше отдаляется от ЕС. Но почему? Разбираемся!

Этот контент был опубликован 10 февраля 2022 года - 07:00

Русскоязычная версия: Игорь Петров. 

С точки зрения Евросоюза, Швейцария — это такой типичный «зануда», с которым очень трудно о чем-то по-настоящему договариваться. В 1992 году она сказала на референдуме «нет» вступлению в европейское экономическое пространство ЕЭП, в 2021 году Берн в одностороннем порядке прервал консультации по заключению Рамочного соглашения с ЕС. Швейцария всегда говорит: «Да, с удовольствием!», если речь идет об экономическом сотрудничестве, экспорте или импорте, но стоит только затронуть вопрос политического партнерства, как из-за Рейна доносится сразу: «Нет, нет, спасибо»! 

Благодаря этому в Брюсселе за Швейцарией закрепилась репутация страны строгой и справедливой, строгой к другим, и справедливой к себе, любимой! Но многие швейцарцы смотрят на вещи по-другому и с такой трактовкой не согласны. Они видят себя в роли свободолюбивых бунтарей, адептов «вольности народной», любителей показать «чужим судьям» средний палец в стиле Вильгельма Телля.

«Швейцария слишком богата и слишком стабильна, чтобы хотеть вступить в ЕС», — говорит Фабио Вассерфаллен (Fabio WasserfallenВнешняя ссылка), профессор Университета Берна и эксперт в области европейской политики. И этот мотив на самом деле куда важнее для швейцарцев, чем их мнимая «любовь к свободе». Итак, ментальность в духе Телля или скупость в стиле известного рыцаря: Почему Швейцария ездит «на ручнике»? Мы собрали самые важные мотивы.

Бухгалтерия не сходится

Швейцария на самом деле не такая уж и особенная, считает профессор Вассерфаллен. Просто многие факторы, которые делают членство в ЕС привлекательным для других стран, для Швейцарии не важны. «С одной стороны, Швейцария может не опасаться неприятностей со стороны России, поэтому аспект безопасности для нее нерелевантен. С другой стороны, в отличие от Испании или Греции, которые даже во второй половине 20 века все еще страдали от диктатур, здесь нет стремления к политической стабильности за счет присоединения к некоей наднациональной конструкции, а вряд ли какая-либо другая страна является столь же политически стабильной, как Швейцария.

С экономической точки зрения присоединение к ЕС тоже уже не так заманчиво, как раньше. После расширения Евросоюза на восток вступление в него для такой богатой страны, как Швейцария, стало менее куда менее привлекательной перспективой. Причем это справедливо и для таких не менее развитых стран, как Дания или Швеция. Вот почему сегодня та или иная страна ЕС, возможно, уже не присоединилась бы к этому проекту».

«Особый путь» себя оправдал

Добавьте к этому еще и практику как критерий истины: Швейцария до сих пор довольно удачно следовала от станции к станции на своем «поезде вне европейского расписания». Стефани Вальтер (Stefanie WalterВнешняя ссылка), профессор кафедры международных отношений и политической экономии Университета Цюриха, говорит, что формат двусторонних (секторальных / отраслевых) соглашений позволяет Швейцарии иметь тесные отношения с ЕС, но такие отношения, которые непосредственно отвечают данным, здесь и сейчас, потребностям Швейцарии. Никакой философии ей тут не нужно. Поэтому неудивительно, что большинство граждан, а также большая часть представителей сфер политики и бизнеса, не хотят тут что-либо менять.

«Швейцария безумно богата»

Одна из самых больших проблем, с точки зрения Швейцарии, заключается в едва ли не качественном разрыве в уровне благосостояния между средней европейской «Портумынией» и Швейцарией. Швейцария стала бы, вступи она в ЕС, нетто-плательщиком в его бюджет, т.е. она бы платила ЕС больше, чем получала бы взамен. Кроме того, средняя заработная плата в Швейцарии также значительно выше, чем в среднем ЕС (при этом и цены такие же высокие). Поэтому Швейцария особо опасается зарплатного демпинга со стороны «дешевых польских и немецких слесарей» и прицельной иммиграции в Швейцарию с целью получить выгоду от ее системы социального и пенсионного страхования и обеспечения.

«С моей точки зрения, именно свободный режим перемещения людей является важной причиной, по которой многие швейцарцы не хотят вступать в ЕС. Нечто подобное заметно и на примере Великобритании», — говорит Стефани Вальтер. Как и в Великобритании, в Швейцарии много трудовых мигрантов из стран ЕС, именно они, а не условные «беженцы из Африки», формируют большую часть иностранной диаспоры в стране. Профессор Вассерфаллен разделяет эту оценку. «Свободное перемещение людей и капиталов уже приводит к проблемам в плане давления на уровень заработной платы в стране. Швейцария особенно уязвима так же и по географическим и лингвистическим причинам: француженке легче работать в Западной - франкофонной - Швейцарии, чем учить, скажем, шведский язык».

Непосредственное народоправство

Швейцарские граждане дошли не только до выборов руководства, но еще и до голосований четыре раза в год даже по законам, уже принятым парламентом, причем как на национальном, так и на локальном уровне. Это называется прямая демократия, которую нельзя путать с плебисцитами, организуемыми сверху властями. Такие «народные права» являются чем-то вроде национального достояния страны. Многие швейцарцы боятся, что членство в ЕС может ограничить их политический суверенитет. В самом деле, а вдруг какой-либо орган ЕС возьмет и отменит какое-то решение или народа, или парламентариев?

Клод Лоншан, один из самых известных политических аналитиков Швейцарии, рассматривает прямую демократию в качестве наиболее очевидного препятствия на пути вступления Швейцарии в ЕС. А для начала такой вопрос тоже будет вынесен на референдум, а сейчас большинство как граждан Швейцарии, так и большинство кантонов (субъектов федерации) настроены против такого членства. И что должно произойти, чтобы их настроение качественно изменилось? Пока представить себе такой сценарий невозможно.

Профессор Вассерфаллен также считает — по крайней мере, с исторической точки зрения — прямую демократию главной причиной нахождения Швейцарии вне ЕС. «Уже только предложение вступить в ЕЭП было пусть и с минимальным перевесом голосов против, но отвергнуто на референдуме в 1992 году. Если бы итог был иной, то все могло бы сложиться по-другому». Другими словами, именно прямая демократия сформировала курс Швейцарии на отход от ЕС и произошло это 30 лет назад. Развернуть такой пароход в противоположную сторону (если не брать во внимания вопрос целесообразности такого шага) будет очень сложно. 

Страх потерять суверенитет

Когда перечисляются аргументы против вступления в ЕС, всякий раз всплывает такое понятие, как «суверенитет». Пресловутые «чужие судьи» стали идеально-типическим пугалом в руках тех, кто агитирует против «брюссельской бюрократии» с ее страстью измерять и предписывать степень кривизны импортных бананов. Для некоторых отраслей промышленности страны — например, речь идет о сфере финансов — либеральный режим регулирования данной отрасли, существующий в Швейцарии, является едва ли не основным ее конкурентным преимуществом. Отдать процесс законотворчества в чужие руки? По мнению политического аналитика Клода Лоншана, это невозможно, и это прежде всего вопрос менталитета. «Швейцария хочет быть настолько независимой, насколько это возможно. И такой курс поддерживает сейчас явное большинство граждан».

Сельскохозяйственный протекционизм

Мешает Швейцарии вступить в ЕС не вопрос рыболовства, как в Исландии, и не нефтяная промышленность, как в случае Норвегии, а сельскохозяйственный сектор, защищенный импортными пошлинами и квотами на импорт и получающий более чем щедрые субсидии из госбюджета. «Сделать швейцарский режим субсидирования сельхозпроизводства совместимым с европейской системой? Эта была бы очень сложная проблема!», — говорит профессор Вассерфаллен.

Нейтральная Швейцария — ценный бренд!

Поскольку Швейцария не является членом ЕС и НАТО, она воспринимается на международной арене как истинно нейтральная страна, которая даже еще более последовательна в своем нейтралитете, чем такие страны, как Австрия, Ирландия или Швеция. Вступление в ЕС резко ослабит нейтралитет Швейцарии, а ведь это ценнейший бренд, торговая марка, на основе которой Швейцария настойчиво рекламирует свои «добрые услуги» в качестве «честного посредника и маклера». 

Женева является принимающим городом для важнейших международных саммитов. По сравнению со своими конкурентами — Веной, Осло и Хельсинки — Женева и в ее лице Швейцария занимают более выгодное стратегическое положение, находясь за пределами ЕС. По мнению профессора Вассерфаллена, проект «Швейцарское Бюро добрых услуг» куда важнее для Берна, чем международный вес, который дает, в теории, членство в ЕС. «Франция хочет быть в ЕС, потому что это позволяет ей иметь большее влияние в глобальном масштабе», — уточняет профессор Вассерфаллен. «В отличие от Франции, Швейцария никогда не стремилась стать и не готовится стать „первым игроком“ на мировой арене». Правда? А как насчет непостоянного места в СБ ООН?

И что дальше?

Так или иначе, существует целый ряд субъективных и объективных причин, по которым Швейцария не хочет (не может, не должна) вступать в ЕС. Недавно она прервала консультации с ЕС по вопросу подписания Рамочного соглашения с ним. Но чего тогда хочет Швейцария вместо этого? Это вопрос, который все чаще вызывает головную боль на стороне Евросоюза. 

А на самом деле все очень просто: Швейцария просто мыслит иными историческими интервалами, она хочет, чтобы все оставалось так, как есть. Именно поэтому она и тянет время. Проблема, по словам Стефани Вальтер, заключается в том, что ЕС также осознает, что нынешний статус-кво предоставляет Швейцарии преимущества, которых нет даже у многих стран-членов ЕС. «Это проблематично для Брюсселя, потому что это вызывает зависть ». Политический аналитик Клод Лоншан считает, что ЕС на данном этапе больше не рассматривает концепцию швейцарского «частичного членства» в европейском пространстве на основе двух пакетов секторальных соглашений в качестве проекта на будущее. 

«У нас швейцарцев есть тайная надежда, что ЕС пойдет ко дну прежде, чем пойдет ко дну сама Швейцария. Однако ясно, что в следующем швейцарском парламенте эта задача будет стоять на первом месте! Нас ожидает настоящий взрыв! Этот вопрос больше нельзя будет игнорировать, как прежде. Но даже и эта вполне прогнозируемая ситуация противостояния жестких противников и сторонников членства Швейцарии в ЕС не приведет к вступлению в Евросоюз. В лучшем случае нас ожидают повторные дебаты по вступлению в ЕЭП. То есть спустя 30 лет мы вернемся на клеточку номер 1, европейско-швейцарская игра начнется сначала, да и лозунг у нас будет все тот же: «Не торопись, а то успеешь»!

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?