Navigation

От Будапешта до Лозанны: как города продвигают и защищают демократию

Лозанна дала возможность участвовать в формировании городского бюджета всем жителям города, независимо от их гражданства, срока проживания в городе или возраста. IMAGO / Westend61

Застой, демонтаж, сворачивание и отказ — демократия и ее принципы находятся сейчас под давлением и ставятся под вопрос во всем мире. Но есть еще на свете сила, которая пока успешно противостоит автократам и популистам: это прогрессивные города, такие как Будапешт, Амстердам, Хельсинки или Лозанна.

Этот контент был опубликован 03 февраля 2022 года - 07:00

Перевод на русский и адаптация русскоязычной оригинальной версии: Игорь Петров. 

«Именно здесь и будет в Будапеште новый гражданский форум заложен», — говорит Мариэтта Ли (Marietta Lee). Как чиновник, отвечающий за развитие в венгерской столице форм гражданского участия в политике, она знает, о чем говорит. Мы разговариваем с ней на площади перед зданием мэрии Будапешта. Это на самом деле даже не площадь, а просто большая автостоянка в центре города с населением в два миллиона человек и выглядит она довольно неухоженной. Пятнадцать лет прошло с тех пор, как девятый по величине город среди столиц Европейского союза (ЕС) поручил звездному голландскому архитектору Эрику ван Эгераату (Erick van Egeraat) перестроить обветшавший комплекс мэрии площадью в 120 000 квадратных метров.

Но до сих пор из этих грандиозных планов ничего так и не вышло: денег нет. В течение двенадцати последних лет Венгрией правит премьер-министр Виктор Орбан. За это время он и его партия Фидес - Венгерский гражданский союз (венг. Fidesz – Magyar Polgári Szövetség) - не только произвольно изменили избирательное законодательство в свою пользу и ограничили свободу прессы, но и прекратили финансовую поддержку городов, общин и муниципалитетов. «А решения многих глобальных проблем находятся как раз в городах», — говорит Оливер Пилц (Oliver Pílz), возглавляющий недавно созданный офис «городской дипломатии» в Будапеште. На его повестке дня находятся прогрессивные идеи: изменение климата, миграционный кризис, пандемия.

Будапешт: локальная демократия в авторитарном государстве

На примере Будапешта можно наглядно проиллюстрировать ту драму, которую переживает демократия в настоящее время в западных странах. В нескольких сотнях метров от ратуши, здания 19-го века в стиле барокко, которое долгое время использовалось в качестве военного госпиталя, на реке Дунай стоит величественный «Оршагац» (Országház или в буквальном переводе «Государственный дом»).

В этом великолепном здании заседает венгерский парламент, который при Орбане превратился во вполне себе беззубый орган и в «бешеный принтер», делегировавший премьер-министру очень далеко идущие полномочия. Это как раз одна из причин, почему известный шведский исследовательский институт «Разновидности демократии» (V-Dem) из Гетеборга классифицировал Венгрию уже не как демократию, а как автократический режим. Но на местном уровне пока все выглядит иначе.

«Здесь, в Будапеште, мы делаем все возможное, чтобы наш город стал мощным локомотивом свободы и демократии», — говорит Мариэтта Ли. В качестве примеров конкретных демократических инструментов общественного участия в политике, она приводит созданные в городе советы граждан, практику формирования городского бюджета с широким участием населения и даже местные референдумы. Но для реализации всех этих плавно мэру Гергели Карачони (Gergely Karácsony), находящемуся у власти с 2018 года, нужны надежные партнеры и... финансирование.

Именно здесь в игру и вступают «городские дипломаты», такие как Оливер Пилц. «Мы основали международную лигу свободных городов и лоббируем в ЕС прямую финансовую помощь городам», — говорит он. Пока получается, пусть и с переменным успехом. К запущенной Будапештом лоббистской кампании «Финансы для городов» (Funds for Cities) уже присоединились 36 западноевропейских городов, а «Пакт свободных городов» (Pact of Free Cities) сейчас подписали 25 мэров со всего мира.

Все эти акции неплохо сочетаются и с традиционной дипломатией. «Я все больше убеждаюсь в том, что города не только являются колыбелью демократии, но что они вполне подходят для защиты и укрепления наших демократических систем», — говорит Хелфрид Карл (Helfried Carl), бывший посол Австрии в Словакии. «Города уже сегодня показывают то, как могла бы выглядеть демократия завтрашнего дня: более „инклюзивная“, более нацеленная на участие в политике граждан, более доступная и равноправная», — говорит этот 53-летний дипломат.

Сейчас он возглавляет неправительственную инициативу «Европейская столица демократии» (Europäische Demokratiehauptstadt). «В будущем это новое звание будет присуждаться всем городам, серьезно относящимся к продвижению демократии и инвестирующим в инфраструктуру прямого участия граждан в политике», — говорит Х. Карл. Примерами таких демократических западноевропейских городов являются Амстердам, Хельсинки, четвертый по величине город Швейцарии — Лозанна. За пределами Европы такое звание носит Мехико.

Смелость выступать в пользу демократии необходима не только в таких странах ЕС, как Венгрия, где само национальное правительство открыто выступает против свободы и прав человека. В устоявшихся западноевропейских демократиях исходная ситуация значительно отличается в лучшую сторону, но и там порой скептицизм уже начинает доминировать в дебатах на тему судьбы демократии.

Лозанна, флагман политической «инклюзивности»

В Швейцарии, как говорят, демократия существует уже 700 лет, однако избирательные права для женщин она ввела только полстолетия назад. По сей день 37% постоянного населения не имеют права голоса, потому что не имеют гражданства, а получить его в Швейцарии очень и очень трудно. Однако в стране есть развитая система федерализма, в рамках которой регионы имеют широкие права автономии, в том числе и в области политики. Такова Лозанна, город на Женевском озере, который в последние годы является пионером в области локальной «политической инклюзии».

Давид Пайот (David Payot), ответственный за вопросы демократии в лозаннском правительстве, говорит, что «демократия — это не просто искусство принимать решения совместно. Это прежде всего развитие структур и инструментов совместных социальных действий. Но для этого каждый должен иметь возможность участвовать в политическом процессе». Применительно к Лозанне это означает, что здесь не только уже было введено право голоса для иностранцев, проживших в Швейцарии не менее десяти лет, но еще и были реализованы самые разные другие инициативы, дающие людям с паспортом или без возможности высказывать свое мнение. «Право участия в формировании бюджета города мы предоставили всем жителям Лозанны, независимо от гражданства, срока проживания или возраста», — говорит этот 43-летний чиновник.

Для него «город — это место, где демократия может жить и развиваться в конкретных условиях при решении конкретных вопросов». Ясно, что тем самым город идет курсом, отличающимся от курса страны и ее правительства, а главное - жителей, которые все еще не согласны расширять политические права неграждан. Хорошо, что швейцарский федерализм это противоречие сглаживает и как бы «заметает под ковер». А вот в Нидерландах такое противоречие ощущается куда острее, чем в Швейцарии. Это «Королевство у моря» стало первой страной в Европе, свернувшей прямые демократические народные права, некогда введенные здесь на национальном уровне. Референдум, инструмент, который был введен в 2015 году, был исключен из конституции парламентом всего три года спустя.

Амстердам и прямая демократия

«Правительству очень не нравились все эти референдумы», — говорит политолог Ньеско Даббельбоер (Niesco Dubbelboer) во время нашей с ним прогулки вдоль реки Маас в Амстердаме. После этого «демократического грехопадения» (Даббельбоер), вмешалась мэр голландской столицы Фемке Халсема (Femke Halsema), которая — при поддержке 59-летнего Н. Даббельбоера — разработала новую городскую конституцию. Она вступит в силу как раз 1 февраля 2022 года и позволит почти миллионному населению Амстердама напрямую вмешиваться в локальную политику.

Этим Амстердам подает четкий сигнал в том смысле, что он выступает против демонтажа прямой демократии на национальном уровне. Иная ситуация наблюдается далеко на северо-востоке Европы, в нейтральной (пока) Финляндии. Здесь на политической сцене все еще доминирует административный аппарат, отдельные граждане часто оказываются просто бессильны.

Вот как Амстердам иллюстрирует четыре способа, которыми может быть инициирован референдум. Gemeende Amsterdam

В итоге в столице страны Хельсинки граждане сформировали свой необычный ответ на этот вызов под названием «Игра в демократию». Нет, с «Игрой в кальмара» это не имеет ничего общего. Данная инициатива возникла еще пять лет назад усилиями тогда еще новоизбранного мэра Яна Вапаавури (Jan Vapaavouri). «Он стал первым мэром, избранным напрямую народом», — говорит Йоханна Сеппяля (Johanna Seppälä).

Мэры и их роль в прямой демократии

Начиная с 2018 года она координирует городские проекты в области развития структур прямого народоправства. Демократическую легитимность, полученную в результате его прямого избрания, Ян Вапаавури использовал не для того, чтобы укрепить режим своей личной власти, чтобы — по словам Й. Сеппялы — обучить всех муниципальных сотрудников принципам «доступной и близкой к народу власти» с помощью специально разработанной для этой цели настольной игры. Нестандартно? Но именно так постепенно и происходит изменение политической культуры.

«Активные и целеустремленные жители теперь только властью приветствуются, тогда как в прошлом администрация рассматривала их едва ли не как городских сумасшедших», — говорит Йоханна Сеппяля. Двигателями демократического развития города становятся не только в Западной Европе, но и в других регионах мира, где проблема, например, равных прав мужчин и женщин в лучшем случае находится на стадии решения. Но теперь там, где политику традиционно делали мужчины, постепенно растет теперь и роль женщин, особенно на городском уровне. Так, в качестве мэров городов свежий ветер в политику вносят Клаудия Шейнбаум (Claudia Sheinbaum) в Мехико, Клаудия Суад Абдеррахим (Claudia Souad Abderrahim) в Тунисе и Юрико Коике (Yuriko Koike) в Токио.

Демократические импульсы на уровне городов способны проявиться и на национальном уровне. Например, в Венгрии на парламентских выборах 3 апреля 2022 года первым пользующимся поддержкой всех оппозиционных партий страны кандидатом, который будет баллотироваться против Виктора Орбана, станет Петар Марки-Зай (Péter Márki-Zay). Этому 50-летнему кандидату все пророчат хорошие шансы на выборах, а свою политическую репутацию он заработал в небольшом южном венгерском городке Ходмезёвасархели (Hódmezővásárhely). В настоящее время он занимает там должность мэра.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?