Navigation

Как стать главным в ООН по правам человека?

Визит М. Бачелет в Китай в конце мая 2022 года подвергся серьезной критике со стороны таких НПО, как Human Rights Watch и Amnesty International, а также некоторых отдельных государств. Keystone / Martial Trezzini

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет объявила, что не станет добиваться своего переизбрания на второй срок. По ее словам, это решение связано с желанием проводить больше времени со своей семьей и не имеет отношения к ее недавнему спорному визиту в Китай. Каким будет ее наследие? Что требуется от ее преемника?

Этот контент был опубликован 14 июля 2022 года - 07:00

«Мишель Бачелет пришла на эту должность со своим уникальным мировоззрением жертвы нарушений прав человека, с позицией активистки, но одновременно и государственной деятельницы», — говорит Юрг Лаубер (Jürg Lauber), посол Швейцарии в ООН в Женеве, где и расположен Офис структуры ООН, занимающейся правами человека. «Освещая факты нарушений прав человека по всему миру она наводила мосты, вступала в диалог и предлагала сотрудничество».

Мишель Бачелет — бывший президент Чили (2014–2018), она была первой в Латинской Америке женщиной, избранной на высшую государственную должность. Во время режима Пиночета она провела некоторое время в заключении, ее отец умер в одной из тюрем диктатора после ежедневных пыток. Верховным комиссаром ООН по правам человека она стала в сентябре 2018 года. Ее четырехлетний мандат пришелся на пандемию Covid-19 и на масштабные кризисы в области прав человека, в том числе в Мьянме, Йемене, Афганистане, Эфиопии и Южном Судане. А потом началась война России против Украины. Ее последний громкий визит за рубеж, в частности в автономный регион Синьцзян в Китае, вызвал много критики.

Как говорит Юрг Лаубер, «её ведомство было чрезвычайно отзывчиво в отношении вопроса прав человека в увязке с пандемией Ковида и её последствий, она выступала с предложениями по решению проблем, касающихся изменения климата, бедности и неравенства». Фил Линч (Phil Lynch), директор женевской НПО «Международная служба по правам человека» (International Service for Human Rights ISHR), согласен с тем, что М. Бачелет сыграла важную роль в этих вопросах, а также в вопросах миграции, системного расизма и вакцинации в контексте Covid-19. Но это, по его словам, так сказать, метапроблемы, а вот ее подход к ситуации в тех или иных конкретных странах достоин открытой критики. В этом формате «она отдает предпочтение дружескому диалогу, а не тому, что, по нашему мнению, является последовательным, неизбирательным, принципиальным подходом к разрешению кризисов в области прав человека».

Визит в Китай

Самый известный пример в связи с этим, продолжает Фил Линч, касается Китая, «где она полностью провалилась, так как не оценила по достоинству ситуацию с правами человека, включая преступления против человечности в Синьцзяне, она не стала акцентировать внимание на репрессиях в Тибете и Гонконге, на насильственных исчезновениях людей и на произвольных задержаниях правозащитников и адвокатов по всей стране». Фил Линч говорит, что подход М. Бачелет к китайскому сюжету продемонстрировал «явное отсутствие с ее стороны солидарности с жертвами или правозащитниками, показал ее неспособность или неготовность призвать к ответу эту могущественную державу».

Визит М. Бачелет в Китай в конце мая подвергся также серьезной критике со стороны таких НПО, как Human Rights Watch и Amnesty International, а также некоторых отдельных государств. Они также критиковали ее за отсрочку публикации — возможно, из-за ее предстоящего тогда еще визита в Китай — потенциально опасного для Пекина доклада ООН о нарушениях прав человека в провинции Синьцзян, где, согласно многим достоверным сообщениям, китайские власти незаконно удерживают в лагерях около миллиона мусульман-уйгуров. Пекин со своей стороны утверждает, что лагеря для задержанных предназначены для перевоспитания и обучения, отрицая все обвинения в пытках, принудительном труде и других злоупотреблениях. «Визит М. Бачелет в Китай, который пришелся на самый финал ее мандата, очень трудно игнорировать», — говорит заместитель директора Amnesty International Шерин Тадрос (Sherine Tadros).

«Я думаю, она тем самым во многом испортила себе резюме, этот визит теперь будет преследовать ее повсюду, его будут помнить всегда». Шерин Тадрос признает в беседе с порталом SWI, что М. Бачелет «определенно была на переднем крае борьбы за права человека, она очень активно участвовала в защите экономических, социальных и культурных прав, ее ведомство подготовило очень мощный отчет по Венесуэле, но визит в Китай сказался на ее реноме самым пагубным образом.  Я думаю, что если Вы являетесь членом семьи одной из жертв или сами прошли лагеря, то вам очень трудно забыть то, как она, будучи в Китае, говорила о неких „воспитательных лагерях“, используя пропагандистский нарратив правительства. И я не уверена, можно ли это теперь исправить».

Фил Линч согласен. «Конечно, диалог, сотрудничество и техническая помощь — это важные и законные способы продвижения прав человека при наличии политической воли, но если нарушения в данной стране выведены на системный, институциональный уровень, если они широко распространены или являются частью государственной политики, как это происходит в Синьцзяне, то жизненно важным становится уже мониторинг, отчетность и привлечение такой страны к ответственности». Объявив о своем предстоящем уходе со  должности в начале только что закончившейся сессии Совета по правам человека в Женеве, М. Бачелет сказала, что оперативно выпустит обновленную версию доклада по Синьцзяну, которая будет потом представлена китайскому правительству для комментариев.

Поможет ли это как-то сгладить ситуацию? «Нам еще предстоит увидеть, что будет написано в докладе и насколько само китайское правительство было его соавтором. Но этот документ имеет шанс стать довольно сильным докладом, с учетом того, что все те доказательства и свидетельства, задокументированные Human Rights Watch, Amnesty International и многими другими правозащитными организациями, носят очень веский и убедительный характер».

Упустив из виду?

Фил Линч считает, что М. Бачелет во многом «упустила из виду» ситуацию в некоторых других странах, включая Египет, Саудовскую Аравию, Бахрейн и Венесуэлу, где, по его словам, ее оценка реформ в области прав человека была «слишком радужной». Она за все свое время не взаимодействовала с гражданским обществом означенных стран в такой степени, в какой это делали некоторые ее предшественники, такие как Наванетхем Пиллэй из Южной Африки или Зейд Раад Аль Хусейн из Иордании. Халид Ибрагим (Khalid Ibrahim), директор Центра по правам человека стран Персидского залива (Gulf Centre for Human Rights), согласен с этим.

Он говорит, что за время пребывания М. Бачелет на ее нынешней должности многие правозащитники в этом регионе были брошены в тюрьмы. Особо в этом «отличились» Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты. «Она сделала очень мало для улучшения ситуации с правами человека в этих странах». Халид Ибрагим признает, что у Верховного комиссара ООН по правам человека трудная работа, но он считает, что Мишель Бачелет потратила слишком много времени на общение с властями и совершенно недостаточно внимания уделила гражданскому обществу. «Но если Вы хотите быть голосом безгласных, то вам нужно слушать правозащитников, вам нужно знать, что происходит на местах», — указал он порталу SWI.

Поиск кандидатуры нового Верховного комиссара

В середине июня 2022 года представитель ООН в Женеве заявил, что на данный момент процесс подбора преемника М. Бачелет продолжается и что Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш представит кандидатуру следующего Верховного комиссара ООН по правам человека на утверждение Генеральной Ассамблеи сразу, как только будет определен подходящий кандидат. Но насколько вообще важна эта должность? «Она жизненно важна. Это голос правозащитного сообщества», — говорит Ш. Тадрос из Amnesty International.

«Я знаю, что это невероятно тяжелая работа, равно как и работа Генерального секретаря ООН. Никто не спорит, это очень деликатная задача: с одной стороны вести переговоры с властями и государствами, добиваясь доступа к ситуации с правами человека и обеспечивая безопасность своих сотрудников, и с другой стороны говорить правду власти в глаза и раскрывать случаи нарушений прав человека в самых разных странах. Это действительно сложный баланс, но М. Бачелет свои приоритеты выбрала неправильно».

Швейцарский посол при ООН в Женеве Ю. Лаубер говорит, что любой человек, претендующий на должность Верховного комиссара по правам человека, должен продемонстрировать «твердую приверженность делу продвижения и защиты прав человека во всем мире: он обязан обладать необходимой серьезностью для ведения диалога со всеми государствами. Этот кандидат должен быть мировым лидером в сфере защиты прав человека, он должен быть адвокатом этих прав, а не дипломатом или посредником».

Призывы к «прозрачному» процессу

Недавно более шести десятков НПО, включая ISHR, Amnesty International и Human Rights Watch, направили Генеральному секретарю ООН обращение с призывом провести «прозрачный, основанный на реальных заслугах, консультативный процесс» выбора следующего Верховного комиссара по правам человека. «Этот процесс должен включать в себя так же самые широкие консультации с независимыми правозащитными организациями и правозащитниками. Учитывая, что мандат нынешнего Верховного комиссара М. Бачелет истекает 31 августа 2022 года, необходимо, чтобы этот процесс шел оперативно».

«Важно напомнить, что сама по себе должность Верховного комиссара как раз и возникла по инициативе гражданского общества», — говорит Фил Линч. «Именно гражданское общество, а это было накануне Второй Всемирной конференции по правам человека в 1993 году, подчеркнуло необходимость и важность назначения глобального лидера и защитника прав человека для продвижения прав человека во всем мире». «Консультации с гражданским обществом должны быть проведены в обязательном порядке», — говорит Халид Ибрагим из Центра по правам человека стран Персидского залива. Он также подписал это письмо и утверждает, что нельзя больше, как раньше, кулуарно избирать Верховных комиссаров ООН.

Нил Хикс (Neil Hicks) из Каирского института по изучению прав человека (Cairo Institute for Human Rights Studies) также подписал это письмо. «Мы бы хотели, чтобы гражданское общество было публично включено в этот процесс, чтобы международное сообщество увидело, что ООН прилагает все усилия для того, чтобы правозащитные организации и гражданское общество имели право голоса в этом процессе». «Но то, что мы имеем сейчас, — это просто объявление о найме на работу, которое мы все можем увидеть в Интернете, подать заявку на должность главы офиса ООН по правам человека может каждый, — говорит Ш. Тадрос из Amnesty. — Мы не знаем ничего сверх этого. Мы не знаем, кто уже откликнулся на эту вакансию, каковы критерии отбора, реальный ли это процесс или это просто пустая формальность».

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?