Navigation

Председатель Национального совета (большой палаты швейцарского парламента) Швейцарии Ирен Келин (спикер парламента) пожимает руку Руслану Стефанчуку, своему украинскому коллеге, Киев, апрель 2022 года. © Keystone / Peter Klaunzer

Война против Украины подлила новое масло в огонь дебатов об основе, смысле и перспективах швейцарского нейтралитета.

Этот контент был опубликован 31 мая 2022 года - 14:36

После недолгих колебаний правительство Швейцарии все-таки приняло решение присоединиться к санкциям ЕС в отношении России, четко обозначив российское вторжение в Украину в качестве нарушения международного права. Некоторые страны и эксперты считают, что тем самым Швейцария отказалась от своего нейтралитета, хотя на самом деле «все сложно»: правовые основы швейцарского нейтралитета запрещают Швейцарии в одностороннем порядке вмешиваться в иностранные вооруженные конфликты в военном формате. Но вводить санкции эти основы не запрещают.

Тем не менее многие вопросы остаются без ответа. Многие политики, эксперты и представители гражданского общества призывают пересмотреть само определение нейтралитета и его субстанциональное наполнение. Именно поэтому мы собрали у нас экспертов по нейтралитету и безопасности, но не только для того, чтобы по-новому взглянуть на позицию Швейцарии с точки зрения нейтралитета, но и для того, чтобы попытаться изучить концепцию нейтралитета в целом. В конце концов, Швейцария — не единственная в мире нейтральная страна. Организация Объединенных Наций и ее гуманитарные организации, в частности, также во многом строят свою политику на принципах нейтралитета и беспристрастности.

Вы можете послушать самих экспертов в этом подкасте (на английском языке) по ссылке:

Внешний контент

Имеет ли нейтралитет вообще какой-то смысл?

Вторжение России в Украину вызвало по всему миру шоковую реакцию. Наше убеждение в том, что имевшаяся на момент начала войны глобальная архитектура безопасности способна противодействовать таким кризисам, практически за одну ночь было поставлено под вопрос. С таким трудом завоеванный мир в Европе оказался на самом деле очень хрупким конструктом. Возникает вопрос: имеет ли смысл сохранять нейтралитет в нынешних обстоятельствах?

«Я не думаю, что даже в подобной ситуации нейтралитет становится неким устаревшим способом формировать внешнюю политику», — указала Сара Хеллмюллер (Sara Hellmüller) из Женевского института международных отношений (Graduate Institute). В нынешней ситуации растущей степени общественно-политической поляризации и разворота политики многих стран в сторону пересмотра своих военных доктрин нам необходимо уже сейчас начинать искать политические решения с прицелом на долгосрочную перспективу и как раз нейтральные государства могли бы сыграть в этом процессе важную роль.

Жан-Марк Рикли (Jean-Marc Rickli) из Женевского центра политики безопасности (Head of Global and Emerging Risks at the Geneva Centre for Security Policy GCSP) добавляет: «Нейтралитет не означает отсутствие мнения о происходящем в мире. Это просто означает, что Вы поддерживаете ситуацию равноудаленности от враждующих сторон». Оба эксперта видят преимущество нейтралитета в том, что те, кто сохранил эту «равноудаленность», в конечном итоге могут стать честными посредниками при организации будущих мирных переговоров.

Нейтралы и членство в НАТО?

Другие нейтральные страны Европы, однако, радикально пересматривают сейчас свои взгляды на политику нейтралитета. Швеция и Финляндия, с тревогой смотрящие на Восток, подали заявки на вступление в НАТО. По словам Жан-Марк Рикли членство в НАТО положит конец их нейтралитету, поскольку в статье 5 Североатлантического договора говорится, что вооруженное нападение на одного члена НАТО считается нападением на всех, и все участники оборонного альянса будут обязаны оказать помощь жертвам агрессии. Швейцария и член ЕС Австрия пока не рассматривают такой шаг, как вступление в НАТО, в качестве опции для себя, тем не менее, Швейцария уже движется в сторону увеличения своих расходов на оборону, а некоторые представители политических кругов политики предлагают даже наладить более тесное сотрудничество с НАТО, возможно, даже вплоть до проведения совместных учений.

Наш колумнист и аналитики Дэниел Уорнер (Daniel Warner) напоминает, что «нейтралитет как концепция менялся с течением времени, он вовсе не отлит в граните. Эта политика имеет не только юридические и политические, но и моральные выражения». Морально, а во многом и политически, Западная Европа на данный момент едина: все, включая нейтралов, осуждают российскую агрессию. Однако в военном отношении они придерживаются разных мнений: некоторые, например, Великобритания, посылают Украине тяжелое вооружение, в то время как Германия колеблется, опасаясь эскалации и ядерного конфликта.

А что насчет Организации Объединенных Наций?

Но если мы теперь живем в новом, радикально изменившемся и расколовшемся мире, где даже нейтральные страны начинают вступать в крупные военные союзы, то где в таком случае остается Организация Объединенных Наций? Какова ее роль? ООН была основана в 1945 году после окончания Второй мировой войны и она должна была предотвращать дальнейшие конфликты такого рода. Конечно, с тех пор стало ясно, что положенная в основу ООН концепция и видение того, как должен развиваться мир, были мягко говоря слишком уж оптимистичным. Многие считают, что война в Украине показала то, что давно уже подозревали все, а именно, системную слабость ООН.

Однако по мнению Сары Хеллмюллер упразднить ООН в данный момент означало бы выплеснуть ребенка вместе с водой. ООН по-прежнему является форумом, под эгидой которого все страны, включая Россию, имеют шанс вступить в контакт, обсудить насущные вопросы и даже вести диалог и переговоры. «Открытые каналы коммуникации являются необходимым условием для заключения любого мирного соглашения», — говорит она в интервью подкасту Inside Geneva.

Конечно, российское вето в Совете Безопасности ООН предотвратило введение против России санкций ООН, не состоялось и официальное осуждение предполагаемых военных преступлений. Однако другие органы ООН, в частности, Генеральная Ассамблея и Совет по правам человека ООН, предприняли значимые шаги против России. Генеральный секретарь ООН посетил Москву и Киев и сыграл немаловажную роль в организации эвакуации мирных жителей и гражданских лиц из Мариуполя.

А вы на чьей стороне?

Гуманитарные организации — как профильные агентства ООН, так и Международный комитет Красного Креста — активно работали с самого начала войны и даже добились определенных успехов, несмотря на огромные трудности. Но и здесь концепция нейтралитета оказалось под давлением. Сотрудники гуманитарных организаций не без оснований гордятся своими нейтралитетом и беспристрастностью, потому что они и существуют как раз для того, чтобы помогать гражданским лицам, пострадавшим от войны, независимо от того, являются ли они украинцами или россиянами. В настоящее время беспримерная жестокость российской агрессии и ее единодушное осуждение на Западе стали для некоторых в Украине основанием к тому, чтобы призвать гуманитарные организации однозначно встать на сторону Украины.

Когда МККК заявил, что он намерен открыть свое отделение в российском городе Ростове-на-Дону, недалеко от украинской границы, чтобы помочь гражданским беженцам, украинские социальные сети быстро заполнились гневом и ложными обвинениями. Утверждалось, что МККК помогает в принудительной депортации украинских граждан в Россию, чего он разумеется никогда не делал. Давление было настолько велико, что МККК даже был вынужден выступить с беспрецедентным заявлением, предупредив, что масштабная «кампания дезинформации» ставит под угрозу сотрудников и волонтеров Красного Креста на местах и может поставить под угрозу вообще саму возможность иметь доступ к лицам, нуждающимся в помощи.

Жан-Марк Рикли напоминает, что «МККК очень часто остается единственной организацией, имеющей доступ к военнопленным. Он поддерживает контакты со всеми сторонами, с тем чтобы, например, организовать гуманитарные поставки или гуманитарную эвакуацию гражданского населения. В рамках этого сюжета мы имеем, с другой стороны, очень хороший пример того, как нейтралитет иногда может быть весьма сомнительным с моральной точки зрения. Но тогда Вы должны подумать о том, а какова наша цель. А цель — получить доступ к нуждающимся людям, независимо от того, в каком регионе они находятся».

Преимущества нейтралитета 

Гуманитарная концепция нейтралитета, несомненно, имеет свои преимущества на этапе боевых действий, когда гражданские лица нуждаются в пище, лекарствах или крове, или когда родственники отчаянно ищут информацию о пропавших без вести военнослужащих. Но как быть с ней в долгосрочной перспективе? И здесь Сара Хеллмюллер и Жан-Марк Рикли видят очевидные ее преимущества, даже если сейчас нейтральная позиция может быть и не является самой популярной и одобряемой. 

По мнению С. Хеллмюллер все войны заканчиваются в итоге за столом переговоров, и здесь нейтралитет может быть благоприятным фактором. А Жан-Марк Рикли добавляет, что нейтральная Швейцария представляет интересы США в Иране уже более 40 лет, что, безусловно, помогло снизить напряженность между этими двумя странами. Что касается Украины, то он говорит, что рано или поздно все равно наступит время переговоров. «И тогда нейтральные государства будут иметь очень хорошие возможности для посредничества и наведения мостов».

Вы можете подписаться на англоязычный подкаст Inside Geneva на Apple PodcastsВнешняя ссылка или SpotifyВнешняя ссылка.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?