Navigation

Референдум в Швейцарии 15 мая 2022 года

Донорство органов: самая этичная модель как раз не вынесена на референдум

Спрос превышает предложение: в конце 2021 года 1434 человека ожидали трансплантации органа. © Keystone / Christian Beutler

В Швейцарии на референдум 15 мая 2022 года будет вынесен вопрос порядка и правовых основ донорства и пересадки человеческих органов. На выбор гражданам представлены два решения. Однако Национальная комиссия по медицинской этике предлагает третью модель. И как раз её на голосование и не поставили.

Этот контент был опубликован 06 мая 2022 года - 07:00
Флавия фон Гунтен (Flavia von Gunten)

Такие с этической точки зрения однозначные вопросы, как донорство органов, на голосование в Швейцарии выносятся крайне редко. Казалось бы, о чем тут спорить? Чтобы решить, хотите ли вы стать донором своих тканей, клеток и органов, совсем необязательно обладать глубокими познаниями в медицине или моральной философии. Однако конкретика вопроса ни коим образом не скрывает, а скорее даже подчеркивает его значимость с этической точки зрения.

В настоящее время в Швейцарии органы умершего лица могут быть извлечены с целью пересадки только в том случае, если данный человек дал на это своё явное согласие еще при жизни. В противном случае решение должны принимать родственники умершего в соответствии с его возможной или предполагаемой волей. Таков пока действующий в Швейцарии «принцип явного и расширенного согласия» (erweiterte Zustimmungslösung, модель номер 1) — расширенного потому, что в данный вопрос вовлечены родственники.

Хронический дефицит донорских органов

На практике же последняя воля умершего часто бывает неизвестна. А родственники в донорстве органов отказывают в более чем в половине случаев. Каждый год в Швейцарии около 450 человек получают органы, пересаженные им от умерших людей, но «предложение» в этой сфере существенно ниже спроса. На конец 2021 года донорских органов ожидали в стране 1 434 человека.

Федеральный совет (кабмин Швейцарии) намерен обеспечить большую степень доступности донорских органов и предлагает поэтому внести соответствующие поправки в Федеральный закон о правовых основах пересадки человеческих органов (Transplantationsgesetz). И если граждане страны одобрят иной принцип, а именно, «расширенный принцип согласия по умолчанию» (erweiterte Widerspruchslösung, модель номер 2), то тогда для использования органов умершего человека в целях донорства будет достаточно иметь положение, при котором данное лицо четко не запретило при жизни использовать свои органы для пересадки. 

Андреа Бюхлер. zVg

А если воля умершего опять-таки будет неизвестна, к процессу снова будут привлекаться родственники. Они будут иметь право отказать в донорстве, если они точно будут знать или предполагать, их умерший родственник донором быть не хотел ни в коем случае. Иными словами, правовые основы пересадки и донорства органов могут поменяться прямо противоположным образом. И если народ одобрит предлагаемые правительством законодательные поправки, то каждый житель Швейцарии станет по умолчанию донором органов, даже если ни он, но его родственники при жизни вообще ни разу на сей счет не задумывались.

«Молчание — не знак согласия»

Национальная комиссия по медицинской этике (Die Nationale Ethikkommission im Bereich der Humanmedizin — NEK/CNE) считает, однако, такое решение проблематичным. «Нет ровным счетом никаких оснований толковать молчание как знак согласия», — говорит председатель комиссии Андреа Бюхлер (Andrea Büchler). «Молчание может быть истолковано в качестве имплицитной формы согласия только тогда, когда мы находимся в ситуации юридически закрепленного обязательства высказываться в том или ином смысле», — утверждает NEK в своём заявлении. А когда такой ситуации нет, то молчание может означать что угодно. Так какова же ситуация? Для ответа на такого рода вопросы существуют опросы общественного мнения. 

Недавние опросы в Швейцарии показали, что примерно 80% респондентов готовы были бы пожертвовать свои органы после своей смерти на цели донорства. Таким образом в целом вроде бы принцип «расширенного согласия по умолчанию» может соответствовать мнению большинства народа, то есть большинства потенциальных доноров. Но тут NEK предостерегает: между отношением к данному вопросу, выраженному в контексте опроса, и автономной, подлинной волей человека, изъявляемой им в момент принятия им наедине с самим собой личного решения, существует большая разница. Ведь в ходе опроса человек может сформулировать ответ, который, как он полагает, от него ожидает общество. Стремясь оправдать социальные ожидания и не желая стать «изгоем», он, тем самым, вовсе даже не изъявляет своей истинной воли.

Пометка в водительском удостоверении

Тупик? Не совсем. Потому что наряду с двумя вышеупомянутыми принципами существует еще и третий способ: декларирование данным лицом своей воли (Erklärungslösung, модель номер 3). В пользу этого способа как раз и высказывается NEK. Это означает, что гражданам будет предложено в обязательном порядке в рамках своего рода плебисцита (опроса, организованного «сверху» властями) выразить своё мнение по этому вопросу и сделать декларативное заявление, в котором будет указано, хочет ли данное лицо жертвовать свои органы или нет. 

«Эта модель наилучшим образом учитывает право на самоопределение. Декларация намерений даёт нам возможность точно знать, чего на самом деле хочет данный человек», — уверена Андреа Бюхлер. Такой подход применяется, например, во многих штатах США. Желание жертвовать свои органы после своей смерти указывается в водительских правах. В Германии, которая ввела этот принцип в январе 2020 года, волеизъявление регистрируется властями, выдающими удостоверения личности или загранпаспорта, а семейные врачи имеют право призывать своих пациентов регистрироваться в специальном онлайн-реестре и четко декларировать свои позиции по данному вопросу. Перспективы введения такого же принципа в настоящее время обсуждаются и в Нидерландах.

Матиас Вирт. Béatrice Devènes

В своём сопроводительном письме к указанным поправкам в Закон о трансплантации органов (Bericht zur Änderung des Transplantationsgesetzes) швейцарский Федеральный совет рассматривает и эту модель тоже, правда, очень вскользь и лаконично. По мнению кабинета постоянные призывы «определиться» могут быть восприняты народом в качестве посягательства на личную свободу, а масштабы донорства органов рискуют в итоге стать даже куда меньше, чем в ситуации господства принципа «согласие по умолчанию». В результате этот вариант правительством был отклонён и на референдум 15 мая его выносить не будут. Национальный совет (большая палата федерального парламента) также обсуждал принцип «декларации воли», отклонив его в итоге заметным большинством, которое посчитало его «бюрократическим монстром», ведущим к «лишним тратам».

Как увеличить масштабы донорства?

Тем не менее вопрос остается: в стране каждый год умирают люди, так и не дождавшиеся органов. Они могли бы не умирать, если бы только для них нашелся подходящий орган. Так как же можно было бы качественно увеличить масштабы донорства? Комиссия по этике NEK считает, что если человека насильно заставляют задумываться в связи с вопросом донорства органов, то в какой-то степени это конечно ущемляет его право на самоопределение и, в том числе, его лишают права не думать об этом вообще. Однако, по мнению комиссии, проблема нехватки органов действительно существует, в стране в наличии ясный общественный интерес в спасении жизней людей. А значит заставить человека сделать свой выбор можно. Такое «насилие» было бы вполне приемлемой ценой, за которую можно было бы купить жизни многих людей, обреченных, в противном случае, на смерть. 

Андреа Бюхлер напоминает только, что, разумеется, было бы важно в рамках такого опроса предусмотреть, наряду с вариантами «да, я хочу быть донором» и «нет, я не хочу быть донором», еще и категорию «без ответа». Матиас Вирт (Mathias Wirth) — эксперт по медицинской этике Бернского университета. Он поддерживает модель, основанную на принципе «согласия по умолчанию», полагая, что она будет способствовать более значимым, чем сейчас, масштабам донорства органов. По его мнению, никакими исследованиями до сих пор точно не подтверждено, что какая-либо из трёх обсуждаемых моделей является более эффективной, чем две остальные.

Матиас Вирт признает, что в пользу «принципа декларирования воли», поддерживаемого Комиссией NEK, говорят, как минимум, два фактора: эта модель предполагает большую автономию личности и она не основывается на спорном принципе «молчание — знак согласия». Но при этом эксперт предлагает быть реалистом. Сама концепция абсолютной автономии личности совершенно утопична. «Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Люди никогда не распоряжаются собой совершенно свободно, особенно когда их действия противоречат воле окружающих сограждан». Налоги, которые нужно платить в пользу всего общества, или юридически закрепленная обязанность оказания помощи — все это тоже форматы, «урезающие» личностную автономию, но с которыми приходится мириться.

По мнению Матиаса Вирта, донорство органов фактически является вариантом все той же обязанности оказывать помощь тому, кто в ней нуждается. «Любой человек, способный спасти чужую жизнь, не подвергая риску жизнь свою собственную, обязан это делать. Это тот самый фундаментальный консенсус в сфере моральных принципов, на котором держится современное общество. А жизнь донора никоим образом не подвергается риску, поскольку в рассматриваемом контексте стать донором органов можно только после своей смерти». Из всех этих умозаключений Матиас Вирт делает вывод о том, что каждый член общества просто обязан, будучи таковым, задуматься однажды над вопросом донорства органов и о своем к этому вопросу отношении. 

«Думать о конечности жизни в расцвете сил, конечно, не очень приятно. Но мы всё равно обязаны спросить себя, а сколько людей уже умерло из-за того, что окружающие были не готовы осознать неизбежность собственной смерти»? По мнению Матиаса Вирта, принцип «согласия по умолчанию» сократит число «ненужных смертей», то есть смертей, которые вполне могли бы быть предотвращены. Но вот в чем и Матиас Вирт и Андреа Бюхлер сходятся, так это во мнении, что правовое регулирование донорства органов в Швейцарии должно быть как можно скорее усовершенствовано. Жаль только, что из трех моделей решения этой проблемы на суд народа 15 мая были вынесены только две.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?