Navigation

Brexit и необходимость демократизации Европы

Решение об уходе Великобритании из ЕС еще окажет коллосальное влияние и на Соединенное Королевство, и на Европу, и на весь мир! Keystone

Итак, свершилось: 52% избирателей Соединенного Королевства проголосовали в пользу «Leave» («ухода») из состава Европейского союза. Четверг 23 июня 2016 года войдет в историю Старого света как день, когда на вопрос «Должна ли Великобритания и дальше быть членом ЕС или ей следует покинуть его состав» избиратели на берегах туманного Альбиона (и не только, кстати, там, не забудем, например, и Гибралтар) ответили положительно, то есть предпочли Великобританию, которая не связана с единой Европой узами непосредственного членства. Участие в референдуме приняло рекордное количество избирателей — 72% от их общего числа.

Этот контент был опубликован 24 июня 2016 года - 13:24
Бруно Кауфманн / Bruno Kaufmann, г. Лондон, swissinfo.ch, swissinfo.ch
Решение было принято с минимальным перевесом голосов сторонников Brexit. Keystone

Историческое решение, принятое 33 миллионами участниками всенародного плебисцита стало, однако, не только ответом на поставленный перед ними вопрос, но и актом, который ставит перед ними же, а также перед всей страной, перед Европой, перед Демократией в целом, дальнейшие, не менее сложные и острые, вопросы. 

Эта статья является публикацией в рамках нашего спецпроекта о прямой демократии.

О чем в ней идет речь? О том, что Единая Европа нуждается в демократической перезагрузке на основе непосредственного, направленного снизу вверх, прямого народовластия.

End of insertion

Ясно одно: голосование по вопросу пребывания в ЕС стало для бывшей империи, над которой никогда не заходило солнце, самым настоящим зеркалом, заглянув в которое, Соединенное Королевство со всей очевидностью установило наличие у себя двух очень серьезных линий разлома. Речь идет о социальном разломе, а также о региональном. Первая линия разлома отделяет открытый, космополитичный, социально-либеральный сегмент британского общества от социально-консервативного сегмента, настроенного интровертно и склонного более чем критически относиться к столь сейчас актуальной миграционной проблеме. Вторая линия практически совпадает с административно-политическими границами между Англией и Шотландией, а также между всей «материковой» Великобританией и Северной Ирландией.

Обе эти линии будут иметь, или уже имеют, самые серьезные последствия. В частности, линия социального разлома четко показала, в каком кризисе находятся традиционные британские политические партии, прежде всего лейбористы. Какие точно последствия будет иметь ясно обозначившаяся линия регионального разлома пока сказать невозможно, однако не исключено, что в будущем мы сможем столкнуться с дезинтеграцией Соединенного Королевства и выходом из него прежде всего Шотландии и Северной Ирландии. Положение Шотландии вообще выглядит драматично: совсем недавно шотландцы провели референдум о выходе из Великобритании, и противники выхода победили тогда, указывая именно на то, что, покинув страну, они уйдут и из ЕС. И вот теперь шотландцы и ЕС покинули, и в составе Королевства остались, что сможет, теоретически, мотивировать их все-таки окончательно хлопнуть дверью, что, наверное, совсем не входило в планы уже подавшего в отставку премьера Д. Кэмерона. Стать в учебниках истории человеком, который поставил крест на той Великобритании, к которой мы все привыкли, он явно не хотел.

Что касается собственно Демократии в целом. Как известно, Великобритания есть и была страной классического парламентаризма, самой настоящей родиной представительского народоправства. При этом, в последние десятилетия фактически управляют этой страной с ее 65-тью миллионами граждан премьер-министры, получающие свои довольно-таки широкие властные полномочия из рук только относительного большинства избирателей по принципу «the winner takes it all» («победитель получает всё»). У данной системы есть, однако, и негативная сторона: принятые такими премьерами решения как внутри страны, так и в рамках Европейского союза, чем дальше, тем в большей степени подавляющим большинством народа ставились под вопрос.  

Тем самым решение этого народа поддержать Brexit следует рассматривать одновременно как сигнал тревоги в адрес единой Европы и как требование качественно усилить институты и инструменты, позволяющие гражданам напрямую вмешиваться в управление и формировать политическую повестку посредством прямого народовластия на всех уровнях. Правда, следует понимать и другое: выбранная премьером Кэмероном модель проведения плебисцитов (референдумов) «сверху вниз» отнюдь не является для решения этой задачи оптимальным форматом.

Единая Европа? Как на ней отразится британский референдум? Принято говорить и писать о том, что, мол, в последние десятилетия политический проект объединенной Европы переживал «не только взлеты, но и падения». Но, скорее всего, путь, которым двигался ЕС, следует сравнить с ездой по совершенно убитой дороге. Евросоюз постоянно трясло, причем весьма серьезно. Вспомним, что в рамках ЕС уже проводились народные референдумы по тем или иным вопросам, связанным с перспективами развития Евросоюза, причем весьма болезненные для Европы решения негативного характера, принятые на таких референдумах, отнюдь не были редкостью.

И что же? Сигналы тревоги были, причем очевидные сигналы! И какие выводы были сделаны европейскими элитами из этих поражений? Никакие! Они делали вид, что так и надо, и стремились как можно скорее вернуться к своей обыденной работе. Так было, например, когда датчане и ирландцы хоронили на референдумах проекты поправок в европейские основополагающие документы, или, когда Франция и Нидерланды отказались на референдумах одобрить проект европейской Конституции, что привело к провалу вообще весь проект дальнейшего углубления евроинтеграции.

Однако теперь, что называется, жареный петух клюнул эти элиты весьма ощутимо! Сделать вид, будто ничего не происходит, они уже не смогут, с учетом того, что результаты британского референдума наверняка станут дополнительным стимулом для евроскептиков по всему ЕС. Во многих странах они уже давно требуют также провести похожие плебисциты. Однако пока нам предстоит выяснить, какие непосредственные последствия будет иметь решение народа Великобритании покинуть ЕС. А поиск ответа на один только этот вопрос может, не исключено, продолжится как минимум несколько лет.

А каково Ваше мнение относительно ухода Великобритании из ЕС? Напишите нам свой комментарий!

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?