Navigation

Визит Мишель Бачелет в Китай: между ценностями и прагматизмом

На виртуальной встрече с Мишель Бачелет 25 мая 2022 года Председатель КНР Си Цзиньпин критиковал государства, которые читают нотации другим и политизируют вопрос прав человека. Согласно имеющимся докладам о положении с правами человека в этой стране, в китайских лагерях принудительно удерживаются около миллиона этнических уйгуров, возможно, подвергающихся пыткам, принудительному труду, изнасилованиям и стерилизации. Xinhua

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет (Michelle Bachelet) завершила 28 мая 2022 года свой визит в Китай на фоне новых сообщений о возможных злоупотреблениях в отношении этнических уйгуров в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) Китая. Обнародовать условия поездки, согласованные с Пекином, М. Бачелет не захотела. Добилась ли она чего-нибудь по итогам своего вояжа или же просто поставила под угрозу свой авторитет?

Этот контент был опубликован 13 июня 2022 года - 11:55

«Я очень хорошо понимаю этот поступок Мишель Бачелет, потому что он может иметь и положительный эффект», — говорит Манфред Новак (Manfred Nowak), бывший Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках, сам посетивший Китай в 2005 году. «Вместе с тем приезжать в таких условиях — я имею в виду, в частности, ковид [возможный повод для китайских властей ограничить доступ в места лишения свободы] — и всего на одну неделю — это очень рискованно».

Мишель Бачелет, чей мандат истекает в сентябре 2022 года, сказала, что не будет баллотироваться на свою нынешнюю должность снова. Она первый Верховный комиссар ООН по правам человека, посетивший Китай со времен Луизы Арбур (Louise Arbour) в 2005 году. Переговоры об условиях поездки были долгими, пандемия COVID-19 отнюдь не способствовала оперативной организации вояжа. Такие правозащитные НКО, как Human Rights Watch и Amnesty International, а также МИД (Госдепартамент) США уже заранее заявляли, что Мишель Бачелет не должна была соглашаться на эту поездку. 

Накануне ее отъезда поездки многие правозащитники выражали опасения, что Китай превратит визит в инсценировку, тем более что сам Пекин изначально настаивал на том, что эта миссия должна была быть не более чем «дружеским визитом». В совместном пресс-релизе более двух сотен тибетских, уйгурских, гонконгских, монгольских и китайских правозащитных организаций и демократических групп прозвучал призыв к М. Бачелет хотя бы отложить поездку, в противном случае она «рискует вступить на пропагандистское поле, заминированное китайской коммунистической партией». Пекин и ООН запретили иностранным журналистам освещать поездку напрямую.

Мишель Бачелет также критиковали за то, что она не опубликовала потенциально взрывоопасный доклад ООН по ситуации в СУАР. Предполагалось, что она может сделать это после зимних Олимпийских игр в Китае в феврале 2022 года, но он до сих пор так и лежит запертым в ящике ее стола. Правозащитные организации настаивают, что она должна опубликовать его хотя бы сейчас.

«Никаких ожиданий»

Питер Ирвин (Peter Irwin), пиар-директор и глава отдела по связям с органами государственной власти базирующегося в США Уйгурского проекта по правам человека (UHRPВнешняя ссылка), сказал порталу SWI swissinfo.ch накануне завершения визита М. Бачелет, что его организация «не ожидает, увы, что этот визит принесет какое-то положительные результаты. Совершенно очевидно, что ни один уйгур в регионе не был в состоянии открыто говорить о тех злоупотреблениях, с которыми он сталкивается в реальности».

Петер Ирвин выразил надежду, что, учитывая недавние «слитые» в СМИ фотографии со взломанных сайтов китайских правоохранительных органов, содержащие леденящие душу изображения уйгуров, размещенных в китайских «исправительных лагерях», Мишель Бачелет воспользуется своим визитом, чтобы задать китайским чиновникам прямые вопросы. «Если вы не можете поговорить с самим населением, то хотя бы бросьте вызов китайским властям на основании уже целых тонн доказательств, указывающих на факты геноцида и преступлений против человечности», — сказал он порталу swissinfo.ch.

Выступая на виртуальной пресс-конференции в 28 мая 2022 года, Мишель Бачелет заявила, что провела с высшими должностными лицами Китая «откровенные переговоры». Она сказала далее, что за два дня пребывания в Синьцзяне она посетила, среди прочего, расположенные в городе Кашгар тюрьму и «экспериментальную школу», созданную на базе бывшего Центра профессионального образования и обучения, и что эти посещения «властями не контролировались». Китай обвиняют в использовании этих структур в качестве инструмента «культурного геноцида» против уйгуров и других этнических меньшинств страны.

Сфера возможного

Какова может быть идеальная сфера возможного для чиновника ООН, отвечающего за права человека в ходе такого визита? Что она могла/должна делать, а что нет? В прошлом 2021 году Швейцария была в числе четырех десятков стран, оказывавших давление на Пекин, с тем чтобы Мишель Бачелет получила «эффективный и беспрепятственный» доступ на территорию СУАР. Как сказал порталу swissinfo.ch Манфред Новак, сфера полномочий таких чиновников имеет ключевое значение, особенно при визите в такую страну, как Китай. 

«Для меня как эксперта в области правовых основ противодействия пыткам была бы важна возможность свободно посещать любые места заключения — то есть не только тюрьмы, но и места содержания под стражей в полиции, лагеря перевоспитания и так далее. Я бы хотел делать это без предварительного уведомления властей, и, что еще более важно, я хотел бы иметь шанс беседовать с заключенными наедине. Конечно, в итоге мой визит в 2005 году сопровождался трудностями, за нами действительно установили пристальное наблюдение. Но я все равно посещал многие места заключения без предварительного уведомления, и я мог беседовать наедине с заключенными, которых я выбирал сам».

Манфред Новак, будучи Докладчиком ООН по пыткам, фактически сам отменил свой визит на американскую военную базу Гуантанамо на Кубе в ноябре 2005 года, когда Дональд Рамсфельд, который был министром обороны США при президенте Джордже Буше-младшем, отказался обеспечить выполнение предварительных условий визита, в частности, ему не дали возможности беседовать с заключенными, обвиняемыми в терроризме, с глазу на глаз. «По стечению обстоятельств я проводил потом пресс-конференцию в Лондоне вместе с Amnesty International, и один журналист спросил меня: вы не поехали в Гуантанамо в декабре, а теперь едете в Китай? Почему? И я ответил, что я еду, потому что Китай согласился на мои условия, а США не согласились. Так что это, конечно, был не лучший пиар для администрации Буша-мл. В принципе китайцы действовали в соответствии с моим кругом полномочий и я на самом деле получил много информации».

В Китае, однако, нужно быть предельно осторожным, добавляет он. С вами должна ехать команда, состоящая из сотрудников службы безопасности и IT-специалистов, которые должны будут проверить, не прослушиваются ли ваш гостиничный номер и ваши телефоны. «Каждые два часа нам приходилось менять SIM-карту в телефонах, потому что они реально прослушивали наши разговоры», — говорит он. «Вам также нужны люди, которые действительно знают не только китайский язык, но и современное уйгурское общество. Потому что иначе они вам просто скажут: вот, это тот самый мистер Х, а на самом деле это будет совершенно другой человек», — указал он в интервью swissinfo.ch.

«Протокольный визит»?

На своей пресс-конференции в субботу 4 июня 2022 года Мишель Бачелет заявила, что ее визит не был полицейским расследованием. «Официальные визиты Верховного комиссара по своей природе являются протокольными мероприятиями, они не способствуют детальной, методичной, незаметной работе, необходимой для расследования», — пояснила она журналистам. «Этот визит дал мне возможность провести прямые консультации по вопросам прав человека с высокопоставленными руководителями Китая (...) с целью мотивировать Китай к дальнейшему выполнению его обязательств в соответствии с международными нормами в области прав человека».

Как отмечает М. Новак, Мишель Бачелет — бывший президент Чили, и она скорее дипломат, чем следователь. По его словам, участие в диалоге по правам человека с китайцами на высшем уровне может привести к улучшениям в этой сфере и к возможной политической деэскалации на фоне растущего напряжения, в частности в регионе Тайваня, а также вокруг Гонконга, Украины и Синьцзяна. Наилучшим сценарием было бы, конечно, качественное улучшение ситуации с уйгурами в Китае, но М. Бачелет также могла бы получить и некоторые уступки со стороны Китая по долгосрочным целям ООН, таким как ратификация Китаем Международного пакта о гражданских и политических правах и отмена смертной казни.

Победа товарища Си

Мишель Бачелет сообщила прессе, что она подняла в диалоге с Пекином все эти вопросы, включая проблемы прав человека в Синьцзяне, Гонконге и Тибете. Она добавила также, что китайское правительство согласилось создать рабочую группу для содействия эффективным обменам и сотрудничеству между моим ведомством и правительством страны посредством встреч в Пекине и Женеве, а также в формате онлайн. По ее словам, это особенно важно, поскольку ее ведомство не имеет представительства в Китае.

Так что, возможно, какие-то действия и последуют, и, может быть, даже появятся какие-то результаты, хотя, несомненно, все это займет продолжительное время. Директор НКО Human Rights Watch по Китаю Софи Ричардсон (Sophie Richardson) по-прежнему настроена скептически. В своем Твиттере она прокомментировала это таким твитом: «Рабочая группа по „эффективному сотрудничеству“ между главой ООН по правам человека и китайским правительством? Гейм, сет, матч — победа товарища Си»!

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?