Navigation

Генрих Анакер: швейцарский «поэт фюрера»

Генрих Анакер (Heinrich Anacker, в середине) в униформе SA на съезде NSDAP (фото сделано скорее всего в 1939 году). Deutsches Literaturarchiv Marbach

Швейцарский поэт Генрих Анакер? Никогда не слышали о таком? А ведь он продал на рынке почти 180 000 экземпляров сборников своих стихов. Тем не менее этот швейцарский поэт был прочно забыт историками литературы и филологами, наверное, потому, что этого «поэта коричневого фронта» с восторгом читали прежде всего в национал-социалистической Германии. 

Этот контент был опубликован 07 сентября 2022 года - 07:00

Швейцарский поэт с самым большим в 20-м веке числом проданных своих книг завершил жизнь довольно трагически: 14 января 1971 года Генрих Анакер споткнулся на улице в городе Вассербург (Wasserburg) что на Боденском озере, ударился головой об асфальт, перенес инсульт, от которого потом и умер. Он умер совершенно никому не известным человеком, некрологов о нем не появилось ни в одной из газет, уходя в небытие, он захватил с собой в том числе и сотни стихотворений, написанных им в честь Адольфа Гитлера. 

А ведь Генрих Анакер, безусловно, заслужил по меньшей мере право быть упомянутым в истории национал-социализма, он ведь был известен как «поэт движения», «пиит коричневого фронта», как человек, который «лиру свою» посвятил печально известным боевикам СА. Он был чрезвычайно продуктивен: к концу Второй мировой войны он опубликовал в Германии 22 сборника поэзии, на рынке к 1945 году он продал 180 000 экземпляров своих «партийных книжек». Его стихи были даже положены на музыку в виде военных маршей, очень известным, например, был марш «От Финляндии до Черного моря» (Von Finnland bis zum Schwarzen Meer), прославлявший нападение Германии на Советский Союз в 1941 году.

Влияние на умы немцев

Генрих Анакер родился 29 января 1901 года в кантоне Аргау, в небольшой тогда деревушке Букс (Buchs). Его родители владели типографией и фабрикой по производству картонной упаковки. Отец, Георг Анакер, был родом из Лейпцига, но в 1917 году он стал гражданином Швейцарии, передав затем швейцарское гражданство своему сыну. Писать стихи Генрих начал в 15 лет. О чем были его тексты? Угадать несложно: о молодости и любви, о чем еще может сочинять подросток? В 1921 году за год до окончания школы ему удалось опубликовать в небольшом местном издательстве свою первую книгу стихов под названием Klinge, kleines Frühlingslied («Звучи, маленькая весенняя серенада»). 

Генрих Анакер и его супруга в Берлине (район Berlin-Wannsee) в 1937 / 1938 году. После войны дом был выгодно продан. Arquivo pessoal de Charles Linsmayer

В том же году он познакомился с Эмми, дочерью пекаря, которая стала его женой. В 1984 году в интервью швейцарскому литературному критику и журналисту Шарлю Линсмайеру (Charles Linsmayer) она рассказала, что в то время по уши влюбилась в молодого поэта, который был увлечен природой и прекрасными чувствами, да еще и происходил из «хорошей семьи». После окончания школы Генрих начал изучать литературу и философию в Цюрихском университете. В то время он читал в основном поэтов-романтиков, таких, как Генрих Гейне и Йозеф фон Эйхендорф, что отразилось и на его собственных стихах. Не прошел он стороной и мимо Германа Гессе, который тогда жил в Швейцарии. 

Генрих ездил даже в Монтаньолу в кантоне Тичино, где жил Гессе, он посылал ему письма, но, насколько известно, никакого ответа он так от него и не получил. В 1923 году Генрих прервал обучение в Цюрихе и перебрался в Вену. Именно там он через консервативные студенческие братства вступает в контакт с национал-социализмом. «Признаюсь, что под впечатлением несчастий, связанных тогда с немецкой инфляцией и в ситуации раскола народа на враждебные партии и классы, я в своём юношеском энтузиазме чувствовал влечение к синтезу национальных и социальных идей, с которыми я впервые столкнулся там (в Вене)», — объяснял поэт позже в 1948 году на допросе в суде. В 1925 году Генрих Анакер вернулся к учебе в Цюрихе и к жене, но остался увлечен идеями национального социализма. В 1927 году он специально ездил в Нюрнберг с целью посетить съезд НСДАП. 

«Однажды Генрих услышал выступление Гитлера и был весьма впечатлен, сказав мне, что это как раз тот самый человек, который и спасет Германию», — рассказывала позже Эмми Анакер. Сама она изучала драматургию и в 1928 году переехала в город Дёбельн в Саксонии, где получила театральный ангажемент. В конце концов Генрих Анакер окончательно забросил учебу и переехал к ней, а 1 декабря 1928 года вступил в местную ячейку НСДАП, получив партбилет под номером 105 290. Затем он присоединился к СА. Его стихи тогда еще не носили ни следа его политических убеждений — но читательской аудитории у него тоже не было, да и стихи его были скорее неудачны.

«Это были обычные тексты о молодости, любви, доме, природе, вероятно, опубликованные за свой счет. Критики того времени сочли их просто банальными», — говорит Шарль Линсмайер. В 1932 году Генрих Анакер опубликовал в издательстве SA-Verlag свой первый сборник политических стихов Die Trommel («Барабан»). В нем автор уже полностью сменил свой фокус, в центре его внимания находились изменения, которые переживала тогда погибающая Веймарская республика. «Консервативная революция вошла в Германию под ритм песен Генриха Анакера и под его тексты с их искусной смесью политической индоктринации, агрессии и восхваления сил природы. Такие стихи оказывали на умы немцев очень большое влияние», — анализирует Ш. Линсмайер.

Премия НСДАП за искусство и науку 

В Германии Генрих Анакер вступил в активный контакт с национал-социалистически настроенными авторами и интеллектуалами. Среди прочих он встречался и Юлиусом Штрайхером, редактором печально известной нацистской газеты Der Stürmer. В 1933 году он уже лично встретил Гитлера и как говорят, тот сказал ему: «А … так это вы — Анакер?». Вскоре министр пропаганды Йозеф Геббельс уже принял швейцарского поэта у себя в рабочем кабинете, их встречи, на которых они обсуждали вопросы литературы и составляли планы сочинений военных маршей, стали регулярными, о чём свидетельствуют и записи в дневнике Геббельса. 

Надев форму рядового, он выступал в составе своего рода агитбригад, читая свои стихи солдатам. Acervo privado de Charles Linsmayer

В 1936 году на партийном съезде в Нюрнберге из рук самого Альфреда Розенберга, главного идеолога немецкого нацизма, Генрих Анакер получил NSDAP-Preis für Kunst und Wissenschaft («Премия НСДАП за искусство и науку»). «На протяжении многих лет Генрих Анакер сопровождал наше движение своими стихами. Будучи певцом нашего времени, он всегда оживлял наш дух и воспевал нашу тоску о новом мире строками сильными, но при этом и печальными», — указывало жюри в обоснование своего решения. После начала Второй мировой войны Генрих Анакер решил отказаться от швейцарского гражданства. 

«Я родился немцем, но потерял гражданство через процедуру натурализации моего отца, причем против моей воли, потому что я всегда чувствовал себя немцем», — указывал он позже. Литературная деятельность Генриха Анакера с началом войны отнюдь не угасла, наоборот, начиная с 1938 года и вплоть до окончания войны в 1945 году он опубликовал ещё восемь сборников стихов, включая сборники Ein Volk — ein Reich — ein Führer («Один Народ, одна Империя, один Вождь», 1938 г.), Wir wachsen in das Reich hinein («Мы вырастаем вместе с Рейхом», 1938 г.) и Marsch durch den Osten («Марш на Восток», 1943 г.). Все они были опубликованы партийным издательством Eher, чьим самым большим «бестселлером» была гитлеровская книга Mein Kampf («Моя Борьба»).

Поэт-солдат 

В 1941 году Генриха Анакера призвали в армию, но даже в условиях нехватки военнослужащих из-за трудностей на фронтах командование позволило ему продолжить играть роль оплаченного партийного поэта. Надев форму рядового, он выступал в составе своего рода агитбригад, читая свои стихи солдатам. Он побывал во Франции, на Восточном фронте и — в 1944 году — в оккупированной Норвегии, после чего он всегда публиковал соответствующие сборники стихов. В последние месяцы войны Генрих Анакер работал санитаром в госпиталях, ухаживая за ранеными солдатами. 

За время войны тематически стихи Генриха Анакера изменились довольно сильно. Если вначале они воспевали всеобщую мобилизацию, оправдывали войну и были подчинены безоговорочной вере в качества Гитлера как «вождя», то потом, когда война пришла в саму Германию, когда на фронтах обозначились первые серьезные поражения, а немецкие города начали все чаще подвергаться бомбардировкам, в стихах Анакера на первом месте уже стоят мотивы упорства и настойчивости: Obwohl unzählige Soldaten fallen müssten (der wütende Sturm würde die Äste erschüttern), werden nur die Stärksten überleben («Хотя бесчисленным воинам пришлось бы пасть (яростная буря сотрясёт ветви), выживут только сильнейшие»). 

Все изменилось 23 апреля 1945 года, когда Генрих Анакер попал в Баварии в американский плен. В интервью Шарлю Линсмайеру его жена рассказывала, что поэзией Генрих занимался даже в те месяцы, что ему пришлось провести в лагере для интернированных. «Американские солдаты просили его написать им стихи. Заказанные строки он записывал от руки, а американцы потом отправляли их себе домой», — вспоминает она, предполагая, что солдаты были впечатлены фактом встречи с «известным поэтом». В конце 1945 года он был освобожден, но домой в Берлин Генрих Анакер уже не вернулся, потому что там были русские. Вместо этого он переехал к родственникам в деревню Салах (Salach) на юге Германии между Ульмом и Штутгартом.

«Я ничего не знал» 

Процесс денацификации коснулся Генриха Анакера лишь слегка — региональный суд города Гёппинген приговорил его в 1948 году к шести месяцам тюремного заключения в качестве «коллаборациониста с незначительной степенью вины». Год спустя Высший региональный суд федеральной земли Баден-Вюртемберг смягчил приговор, классифицировав его лишь как «попутчика». Во время суда Генрих Анакер подчеркнул, что он ничего не знал об ужасах национал-социализма. При этом он признался, что до последних дней войны все еще верил в Гитлера. 

В 1942 году в оккупированной Норвегии. Arquivo pessoal de Charles Linsmayer

«В апреле 1945 года, когда я столкнулся с ужасными страданиями беженцев (из Восточной Пруссии), мне пришлось осознать, что надежды на победу в войне почти никаких уже нет. Но я снова и снова задавал себе один и тот же вопрос: как же Бог мог допустить, что в конце концов восторжествовала не справедливость, но простое материальное превосходство противника? Я был очень далёк от мысли о том, что Германия может быть виновата в содеянном, или от мысли о том, что она сама стала причиной своей же катастрофы», — указывал он трибуналу в Геппингене в августе 1948 года. 

«Поэтому я не мог заподозрить руководство Германии в том, что оно что-то скрывает от нас. Убеждение в абсолютной его честности очень глубоко коренилась во мне». В 1955 году Генрих и Эмми Анакер переехали в город Вассербург на Боденском озере с видом на Швейцарию. С момента получения немецкого гражданства у Генриха Анакера не было никаких отношений с этой страной. И не только по своей воле.

Плохая литература и циничные политики

Архивные документы показывают, что Генрих Анакер подавал за свою жизнь несколько прошений на въезд в Швейцарию, указывая, что ему необходимо посетить своих родителей, или тещу, или чтобы уладить административные вопросы, связанные с наследством. Большинство этих заявок были отклонены. «Просьба о въезде на территорию Швейцарии этого печально известного сторонника национал-социализма считается крайне нежелательной. Мы не хотим открывать для него наши границы даже на короткое время и приняли решение отказывать ему в любых дальнейших просьбах такого характера», — указывала в 1948 году в своем заключении Федеральная прокуратура Швейцарии. 

В 1951 году Генрих Анакер публиковал свой последний сборник стихов Goldener Herbst («Золотая осень»). К этому времени он уже был полностью финансово независим благодаря наследству родителей; он даже мог позволить себе секретаря, который печатал и архивировал его работы. Писать стихи он продолжал до самой смерти. Сегодня тысячи его текстов находятся в Архиве немецкой литературы в городе Марбах (Deutsches Literaturarchiv Marbach). Когда в 1984 году Шарль Линсмайер посетил вдову Генриха Анакера в Вассербурге, он узнал от неё, что её супруг до последнего дня держался за свои политические убеждения. 

Шарль Линсмайер написал в итоге несколько статей о Генрихе Анакере, став таким образом чем-то вроде его биографа, но только исключительно из «литературно-исторического и социологического интереса». Еще позже в разговоре с порталом SWI swissinfo он подчеркнул, что никогда не собирался ничего делать для возможной посмертной славы Генриха Анакера. Но факт есть факт: несмотря на свои шовинистические пропагандистские стихи, он был одним из самых часто печатаемых «лириков» Швейцарии. «Сегодня же он годится разве что на роль наводящего на размышления примера того, как плохая литература может быть использована циничными правителями в своих преступных целях». Весьма актуальная тема. Не так ли?

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?