Navigation

Швейцария и проблемы антисемитизма

Возведут ли в Швейцарии мемориал жертвам Холокоста?

Требования создать швейцарский мемориал жертв национал-социализма становятся все громче. На фотографии: мемориал Яд Вашем, сооруженный в Иерусалиме в 1953 году. Keystone / Fabian Von Poser

Возведут ли в Швейцарии мемориал жертвам Холокоста? С недавних пор это требование получает политическую поддержку даже в правоконсервативных кругах.

Этот контент был опубликован 28 июля 2022 года - 07:00
Мигель Гарсия (Miguel Garcia)

С недавних пор требование возвести в Швейцарии национальный мемориал в память о жертвах Холокоста получает политическую поддержку даже в правоконсервативных кругах. Для Швейцарии это что-то совершенно новое. Официальная политика Конфедерации в сфере политико-исторической переработки и оценки курса страны во время Второй мировой войны долгое время была отмечена жесткими политическими разногласиями и сдвинуться с мертвой точки этот процесс смог лишь с начала 1990-х годов. 

Впервые предложение воздвигнуть памятник жертвам Холокоста в Швейцарии прозвучало примерно четверть века назад. Тогда, напомним, парламентарий-социалист Андреас Гросс хотел добиться этого, выдвинув парламентское предложение. По его мнению, Швейцария должна осудить свою миграционную политику в те годы и признать, что, отказав многим еврейским беженцам в праве пересечь границу Швейцария буквально бросила их на растерзание нацистской машине уничтожения. Федеральный совет (кабмин), однако, тогда отклонил этот запрос, мол, тема эта слишком сложна, чтобы просто представить ее в виде какой-то скульптуры. Более того, это был еще и вопрос преподавания истории государства и права в стране. 

Глава швейцарского военного ведомства Каспар Филлигер (слева) торжественно отмечает день мобилизации Вооруженных сил Швейцарии в 1939 году. Фото сделано в 1989 году. Keystone

Должно ли государство предписывать содержание учебников истории? Тот факт, что в Берлине как раз проводится конкурс проектов с целью избрать лучший и построить на ее основе свой мемориал Катастрофы, считался в Швейцарии несущественным. Почему? Ну, потому что в Германии шла о необходимости закрепления памяти «о неизмеримом страдании», а Швейцария ни к чему подобному отношения никогда не имела. Разумеется, войну помнили и здесь, вплоть до 1989 года официальная Швейцария была единственной страной в Европе, отмечавшей в качестве праздника мобилизацию своей армии в сентябре в 1939 года. Общество, армия и правительство с гордостью вспоминали Вторую мировую войну как время героической защиты родины.

«Освенцим находился в Швейцарии?»

Однако вскоре перестройка исторического самосознания началась и в Швейцарии. В 1990-х годах на страну обрушилось дело о «безымянных счетах в швейцарских банках». Потомки евреев, убитых нацистами, требовали вернуть им деньги жертв, которые все еще находились на счетах в швейцарских банках. Один из тогдашних федеральных министров, Паскаль Деламюра, резко отверг все эти требования в качестве «акта вымогательства», насмешливо указав в одном из интервью в конце 1996 года: «Иногда, когда я слушаю некоторых таких людей, я задаюсь вопросом: неужели действительно Освенцим находился в Швейцарии?». Однако процесс пошел, и в дополнение к дебатам о «спящих активах» в центре внимания общественности оказалась и политика Швейцарии в отношении беженцев.

Решающим импульсом стал запрос от израильского национального мемориала Катастрофы (Холокоста) и Героизма «Яд Вашем» в Иерусалиме. Он попросил предоставить имена всех евреев, которых в период Второй мировой войны не пустили через границу в Швейцарию. Этот шаг заставил Швейцарию признать и свою ответственность. В конце 1995 года тогдашний президент Конфедерации Каспар Филлигер впервые официально извинился за несправедливость, совершенную тогда Швейцарией в отношении преследуемых евреев. Однако его извинения в целом касались только печального известного «еврейского штампа» - пометки в паспортах граждан тогдашней Германии еврейского происхождения, во введении которого Швейцария принимала непосредственное участие. К политике Швейцарии в отношении беженцев в целом, как уточнил тогда пресс-секретарь К. Филлигера, эти извинения отношения не имеют. 

После переговоров с Германией Швейцария согласилась со штампом в паспорте, идентифицирующим немцев-евреев, и, таким образом, она согласилась с национал-социалистическим расовым законодательством. Keystone/ Photopressarchiv

Но затем последовал очень важный шаг: в декабре 1996 года парламент Швейцарии создал Независимую международную экспертную комиссию Вторая мировая война и Швейцария (Unabhängige Expertenkommission UEK) во главе с известным историком Жаном-Франсуа Бержье (Jean-François Bergier). Её задачей было всестороннее исследование финансовой, торговой и миграционной политики Швейцарии во время Второй мировой войны. Результаты работы комиссии составили целое многотомное собрание сочинений, но одобрены они были далеко не всеми. Часть общественности центристской и бюргерской направленности критиковала итоги работы Комиссии на том основании, что они, мол, оказались слишком односторонними и негативными. 

Однако к этому моменту уже наступило новое тысячелетие, и, оглядываясь назад, можно сказать, что и Швейцария постепенно начала уже синхронизировать свою «политику памяти» с общемировыми тенденциями. С 2004 года в Германии, а потом и в других странах, каждый год 27 января начали отмечать как День освобождения Освенцима. Совет Европы и ООН ввели в международный календарь соответствующий День Памяти. Швейцария также является членом нескольких международных организаций, посвященных памяти Холокоста, таких как Международный альянс памяти о Катастрофе (IHRA). В 2020 году тогдашний президент Конфедерации Симонетта Соммаруга встретилась с людьми, пережившими Холокост, и посетила церемонию поминовения на территории нынешнего мемориала в Освенциме.

«Артефакты локального значения»

Но в Швейцарии мемориала памяти жертв Холокоста нет до сих пор. Когда парламент Швейцарии призвал к созданию такого мемориала, а было это в 1997 году, Федеральный совет не стал заниматься этим вопросом. По мнению швейцарского историка Томаса Майссена, данная позиция стала ярким выражением курса на «отрицание исторической памяти», а другой историк, Якоб Таннер, писал о политике памяти, которая работает ситуативно, на основе случайных факторов, а не проактивно, инициативно. 

При этом Якоб Таннер, который поддерживает идею создания национального мемориала Холокоста, подчеркивает, что в Швейцарии с ее пестрым лоскутным одеялом суверенных кантонов, в каждом из которых есть своя традиция исторической памяти, за историческую агитацию и за памятники отвечают даже не кантональные власти, а простые граждане, разные ассоциации, какие-то инициативные группы, иногда правда и муниципалитеты, города и кантоны. Но в первую очередь народная память управляется не властями, а самим народом. 

Общественные дебаты на тему роли Швейцарии во Второй мировой войне примерно к концу 1990- годов «спустились» на места, где возникло несколько местных инициатив, в том числе и в части увековечивания памяти жертв Холокоста. Ранее все ограничивалось тут мемориальными досками и камнями на еврейских кладбищах. Затем в поле зрения политиков, муниципалитетов и представителей гражданского общества начали попадать отдельные исторические персонажи, такие как Пауль Грюнингер, о котором можно подробнее прочитать в материале ниже. Однако большинство этих памятных мест остались практически неизвестными в стране в целом. 

Карикатура к 50-й годовщине мобилизации Вооруженных сил Швейцарии в 1939 году. Надпись: «Может быть, теперь-то нас пропустят»? Efeu (Ernst Feurer-Mettler), Nebelspalter, 1989

Скульптура «Катастрофа» художника и скульптора из Золотурна Шанга Хуттера (Schang Hutter), которую тот установил прямо перед зданием парламента в Берне в 1998 году по случаю 200-летия Гельветической революции (подробнее в материале ниже), вызвала, правда, значительный резонанс, в том числе и за рубежом. Не было недостатка и в критике, многие называли этот куб из стали «артефактом в стиле тривиального искусства», совершенно несоответствующим теме, а в самом Ш. Хуттере многие видели «самозваного пророка», который вообще не имел никакого права в частном порядке возводить мемориал от имени погибших евреев.

Дебаты закончились после того, как группа членов правой националистической Партии Свободы (сегодня это швейцарская «Авто-партия») через несколько дней сама демонтировала памятник и отправила его обратно художнику. Затем скульптура отправилась в короткое турне по Швейцарии и даже простояла несколько недель на площади Парадеплац в Цюрихе, в банковском сердце страны. Депутат-социалист Пауль Рехштайнер, как и многие другие левые, приветствовал эту художественную акцию как «оппонирование попыткам пригладить самую сложную главу в истории Швейцарии».

В настоящее время в Швейцарии существует 54 мемориала и памятника, связанных с Холокостом. Однако устроено это по-швейцарски скромно, и это вовсе не какие-то масштабные проекты, а довольно незаметные мемориалы или артефакты локального значения. Кроме того, в Швейцарии в память о жертвах национал-социализма установлено десять Stolpersteine, или «камней преткновения», похожих на российскую акцию «Последний адрес», посвященную жертвам сталинизма. Ну, а что насчет общенационального мемориала?

Между памятью и забвением

Как раз инициатива с установкой этих самых Stolpersteine, ставшая своего рода уже международной франшизой, вполне способна проложить путь к созданию в стране центрального мемориала Катастрофы, который мог бы стать единой национальной точкой сборки для мета-идеи национальной ответственности, но не в стиле «можем повторить», а под лозунгом «никогда больше». Примечателен в этом смысле и тот факт, что теперь в поддержку такого мемориала выступает даже Альфред Хеер (Alfred Heer), видный представитель правоконсервативной Швейцарской народной партии SVP, которая как раз была одним из самых ярых критиков итогов работы комиссии Бержье.

Стоит вспомнить и слова Джеймса Э. Юнга (James E. Young), крупного филолога и специалиста в области иудаики, о том, что великие национальные мемориалы обычно являются результатом длительных дебатов и, таким образом, они ставят своего рода финальную точку, больше способствуя забвению, чем сохранению живой памяти, с учетом того, что тех, кто выжил и может рассказать о зверствах национал-социалистов на собственном опыте, скоро уже не останется. И в этом отношении концепция, представленная сейчас Федеральному совету, заслуживает одобрения: предполагается, что в состав такого мемориала войдут еще архив и образовательное учреждение, задача которых будет состоять в противодействии расизму и антисемитизму и сегодня, и в будущем.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?